Tag Archive for золотойабрикос

Золотой абрикос

В середине июля проходил главный кинофестиваль Армении — «Золотой абрикос». «Волконогова» я смотрел именно там, и в следующие дни я выложу здесь ещё несколько рецензий. А пока расскажу про сам фестиваль.

«Абрикос» создали в 2004 году, в 2005 он стал международным. Сейчас это лучший в Армении шанс посмотреть европейские и ближневосточные фильмы, которые едва ли попадут в прокат. У фестиваля есть локальные и международные секции, у международных секций — международные жюри. В этом году были Терри Джордж, Орва Нирабия, Флориан Хоффман и Марина Разбежкина, например.

Золотой абрикос 2022

«Золотой абрикос» считается фестивалем категории Б, хотя никакого официального разграничения нет (к категории А обычно относят полтора десятка международных фестивалей, включая ММКФ). Из-за этого в Ереване берут на конкурс фильмы, которые уже были на других кинофестивалях. На фестивалях категории А это невозможно.

Это скорее преимущество армянского фестиваля, чем недостаток. На ММКФ из-за требования о премьерном показе в конкурсе участвуют не слишком интересные фильмы (а лучшие российские премьеры традиционно переносят на «Кинотавр»). Из-за этого конкурсная программа ММКФ в последние годы была довольно бледной.

ММКФ, конечно, привозит больше фильмов для показа, и разнообразия там больше. Залов больше, денег больше. Но ММКФ в последние годы не слишком хорошо себя чувствовал. Лучший фестиваль на моей памяти был в 2016 году, а в последний раз я был на нём в 2019 году, когда главный приз получил довольно неприятный казахский фильм Фархата Шарипова «Тренинг личностного роста».

В этом году ММКФ из категории A перешёл в категорию Z, так что я бы от московского кинофестиваля многого не ждал. Он пройдёт в конце августа, программу пока не разглашают, кто туда поедет, неизвестно.

Так вот, возвращаясь к Еревану: тут под открытые показы отвели всего три зала, два в центральном кинотеатре «Москва» и ещё один — в местном «Доме кино». Но отборщики здорово выполнили свою работу, хороших фильмов было очень много.

Привезли, например, Stars at Noon Клер Дени (Гран-при Канн нынешнего года), Triangle of Sadness Рубена Эстлунда (Золотая ветвь Канн), Pacifiction Альберта Серры (конкурс Канн), Alcarràs Карлы Симон (победитель Берлина) и другие. Все их видел, про все ещё напишу.

Российских фильмов было немного: про «Капитана Волконогова» Меркуловой и Чупова я уже написал, была ещё «Жена Чайковского» Серебренникова. Оба фильма оказались очень востребованными среди зрителей, сравниться с ним мог разве что Эстлунд. ДАУ показали, 360-минутную «Дегенерацию». Не представляю, кто и зачем это смотрел.

В смысле кино всё было прекрасно, в плане организации — не всегда. Электронных билетов нет. В залах «Москвы» было душно, к тому же там слышен звук из соседних залов, а вечерами — из ночного клуба, которому сдали в аренду помещение на первом этаже кинотеатра. Говорят, что кино владельцу здания вообще не слишком интересно.

А в «Доме кино» билеты продаются только через автомат за наличные деньги, причём сдачу этот автомат присылает только на счёт мобильного телефона. С последним фильмом фестиваля, который я хотел там посмотреть (Alcarràs), случилась неприятность: сначала на фестиваль выслали неверную копию, а потом — версию с ключом, который истек ровно в полночь… за полчаса до конца фильма. Показ в этот момент прервался, возобновить его уже не смогли.

Главный приз отдали китайскому режиссёру Ли Жуйцзюню, фильм «Возвращение в прах».

Возвращение в прах Ли Жуйцзюнь кадры

В общем, было весело. Ходите на фестивали.

Капитан Волконогов бежал

Капитан Волконогов бежал, Наташа Меркулова и Алексей Чупов, Россия, 2021

«Его фашисты в Испании пытали, и он им ничего не сказал. Вы что, пытали его лучше, чем фашисты?»

Капитан Волконогов бежал кадры

«Волконогов» выглядит сейчас как злободневная аллегория, я рад, что не видел его прошлым летом: один из героев там говорит о подготовке к большой войне — и вот большая война случилась. А неблагонадёжных людей — всех, кто родину не любит, — прижучили сотнями уголовных дел. «Сейчас они невиновны, но будут виновны потом». Любопытно, каким у этого фильма будет российский прокат. Пиратские копии голливудских лент, наверное, более надёжный вариант.

Итак, на дворе 1938 год, чекисты в алых трениках играют в игры в декорациях имперского дворца (костюмы из «ДАУ», дворцы из «Союза спасения»). Начинается очередная чистка, и вместо денацифи… демилитари… в общем, вместо того, чтобы очиститься от грехов пулей в затылок, как все, человек по имени Фёдор Волконогов (Юра Борисов) решает сбежать.

По дороге он встречает репрессированного друга (его играет Никита Кукушкин, естественно), который рассказывает, что вся их туса попала в ад, и сам Фёдор попадёт, если не вымолит у кого-нибудь прощения. Ну он и идёт вымаливать, а за ним по пятам следует вся чекистская рать. Да, чуть не забыл: Кукушкин мёртвый, он прямо на глазах героя вылезает из могилы, а затем, окончив свою речь, пролезает обратно.

Но довольно 1938 года, давайте поговорим о нашей реальности: вот в Виннице Россия на днях убила 26 человек, включая троих детей. В Часовом Яре от российского ракетного удара погибли 48 человек, а сейчас, пока я это пишу, разбирают завалы после очередных ракетных ударов в Харькове и Днепре. Да, внутренние репрессии в России от тридцатых годов очень далеки, как и война с Украиной далека от 1941 года. Только — реши кто-то из них там, что массовые расстрелы и правда нужны, остановить их нам будет нечем. В «Активном гражданине» 65% проголосует за массовые казни, а потом на mos.ru можно будет выбрать главного палача из трёх кандидатур. Удивительно не то, что это вообще может случиться в 2020-е — удивительно то, что этого нет прямо сейчас.

Алексей Чупов с Наташей Меркуловой, естественно, про нашу нынешнюю реальность и говорят: никакого исторического смысла в их высказывании нет, а вот убийцы нашего времени — будь то убийцы Немцова или те, кто пустил ракету по ТЦ в Краматорске, — действительно, по мнению некоторых идеалистов-современников, могут взять и расчувствоваться, начать рефлексировать относительно содеянного зла. И нам, людям со светлыми душами, стоит предложить им способы искупления вины.

В жизни рефлексировать они не начнут. Мечта о совестливых убийцах так и осталась в романах Достоевского: реальным убийцам почему-то похрену, в ад они попадут или в рай. Им становится не по себе только тогда, когда над ними нависает угроза наказания в нашей реальности. Сценаристы «Волконогова» удачно совместили угрозу наказания метафизического и реального: всё-таки мало к кому из убийц приходят убитые товарищи, особенно в исполнении Кукушкина.

Я согласен с отзывами, в которых последнюю треть фильма называют неудачной. За счёт сюжета о поиске прощения большая часть «Волконогова» занята общением с родственниками жертв репрессий, и эта часть похожа временами то на серию реалистичных интервью, то на череду сказочных встреч с существами, которые могут подарить волшебный артефакт. Можно было сделать сериал: возможно, тогда в каждой серии старались бы придумать какой-то новый, уникальный кейс прощения. Но сериала нет, и впечатляет только самая первая встреча — с женщиной из морга, которая тупо шлёт героя нахуй. Это самая естественная и самая нормальная реакция человека на палача, который является с докладом о совершённой казни. О прощении стоит говорить тогда, когда к тебе приходят с похоронкой на самого палача.

Капитан Волконогов бежал кадры

В последней части фильма что сюжет, что изображение Петербурга 30-х становятся слишком уж шаблонными: Чупову с Меркуловой уже не надо доказывать, на что они способны, но они всё равно стараются что есть мочи. Появляется любимый наш надрыв, появляются мудрые дети с библейскими репликами, появляются запуганные женщины, которые выглядывают из-за дверей. Говорят, что у Чупова и Меркуловой есть список из 50 фильмов-референсов, к чьему киноязыку они обращались. Но где же свой язык…

А отсылки здесь каждый найдёт себе по вкусу. Если у Долина гимнастическая часть истории вызывает ассоциации с Лени Рифеншталь, то мне в голову сразу же лезет «ДАУ» Кржановского. (На «Золотом абрикосе», армянском кинофестивале, где я смотрел «Волконогова», показывали Дау.Дегенерацию, и кто-то из зрителей потратил на неё 360 минут жизни.) Спортивные молодчики, костюмы, немного лёгкого нацизма,…. причём Тесак в роли палача выглядит гораздо натуральнее, чем Юра Борисов или Тимофей Трибунцев. И серьёзнее. И страшнее. Странно, но с психологическими деталями Кржановский справился лучше: даже включение в диалоги современных слов и реалий у «Дау» работает, а здесь — не хочет. Современные костюмы при этом — удачное решение, автор костюмов в этом фильме — Надежда Васильева, супруга Алексея Балабанова.

Не устану повторять: лучшим на сегодня высказыванием в лоб о современной России кажется мне «Кроткая» Сергея Лозницы. У Чупова с Меркуловой тоже всё, собственно, в лоб, но уж слишком много исторических лазеек себе найдут современные палачи. «И тогда было не так, как фильм показывает, а сейчас не так тем более». Веры в рай и ад у них всегда было достаточно, но они верят богу войны, который обещал им рай за кровь. Я верю этому фильму, но я не верю, что он кого-то спасёт. Такой задачи, конечно, и не может быть.

8/10