Tag Archive for Украина

Кроткая

«Кроткая», Сергей Лозница, Украина, 2017

Идёшь по улице Гегеля, потом сворачиваешь на Маркса, там, у сгоревшего дома, перекрёсток на Ленина, это где бутылки собирают… Маркса-хуякса, такую страну проебали пидарасы.

Кроткая Лозница кадры

В некотором царстве жила в избе женщина с сухим лицом и глубокими, чёрствыми глазами. Муж у ней в тюрьме сидел-сидел да пропал. Уехала искать.

Новую работу Сергея Лозницы наша пресса упрекает в русофобии, и перед просмотром я был уверен, что речь пойдёт об аннексии Крыма или российских войсках в Донбассе: «Майдан», документалка Лозницы про киевские события 2014 года, обходится без слов — но симпатии автора и так можно понять. В «Кроткой» случаются намёки на войну, но никакой конкретики, ни временной, ни событийной, Лозница себе не позволяет. Разве что страну назвал (устами Лии Ахеджаковой с георгиевской лентой). Российская Федерация — это звучит гордо.

В документальных фильмах Лозница был вынужден обращаться к реальным людям и событиям, так что «Кроткая» выглядит как попытка вырваться из-под гнета имён и дат. Его герои так и говорят: в час Зет гражданка Икс собиралась в город Эн из города Эм. Снятая в Литве российская глубинка выглядит как смесь кинофильма «Борат» и жутких провинциальных новостей с ресурса BreakingMad: заботливый отец везёт детскую коляску — и собирает в неё бутылки, почтенный дед проявляет сочувствие — и тут же угрожает похаркать туберкулёзом. Сказка с реалистичными деталями — жанр своеобразный. Но про то, что это сказка, вы только в конце узнаете, — и окажется, что сказочный финал намного правдоподобнее всего предшествующего действия.

«Кроткая» сделана грубо, местами до одури плохо, — актёры играют неубедительно, подробности российских провинциальных кошмаров переданы фальшиво, как будто Лозница — не наш современник, а гость из будущего, из 2217 года, который о начале нынешнего века знает только по книжкам, да и то не лучшим. Притягательная сила этого кино и заключена в отстранённости, в том, как беззастенчиво автор подменяет жизнь анекдотом, который правдивее жизни. Россия здесь не реальная злодейка, а сказочная. Коллективная Баба-яга, которая не сбила малайзийский «Боинг», а методично уничтожила всякую надежду у людей, оказавшихся на её земле. А раз свои надежды уничтожены — то появляется миссия. Спасать всех, кто живёт вокруг. Вдруг надежда у них всё-таки осталась?

Кроткая Лозница кадры

И тут не русофобия страшна, а то, что Лозница может оказаться прав. «Кроткая» идеально сочетается с хлебниковской «Аритмией», их хорошо бы показывать друг за другом. «Аритмия» рассказывает, как воспроизводится насилие в семье и на работе, — рассказывате радостно, с высокомерной романтической ухмылкой. «Кроткая» показывает, как воспроизводить насилие везде. Что, если вся страна и правда превратилась в тюрьму, где дозволено всё, кроме освобождения? Вас будут насиловать исподволь, а если воспротиветесь, изнасилуют в открытую, и все скажут, что вы сами виноваты, потому что надо было молчать; если молчать, тогда легко. «Но ведь я молчала почти всё время», — возразит Кроткая. Но начнёшь говорить — и оказывается, что надежда, пусть и зыбкая, осталась в тебе. Думаешь, ты уникальная? Спасать тебя надо. Грузить в автозак и спасать, спасать без устали.

7/10

Бесконечная война

Мариуполь 24 января 2015 года. Тридцать убитых, больше сотни раненых. Год назад невозможно было представить себе, что из артиллерии, вероятно, российского происхождения будут обстреливать украинский город с полумиллионным населением. ОБСЕ установила, что стреляли из сёл, подконтрольных ополченцам, но Россия по-прежнему утверждает, что в случившемся виновен Киев. «Прекратите потакать украинским ястребам», — 26 января заявляет представитель России в ООН Виталий Чуркин.

Год назад снайперы расстреливали людей на киевских улицах, прилегающих к Майдану. В то время сторонники президента Януковича (а затем и сам Янукович) утверждали, что протестующие стреляют в себя сами и что убийства — провокация. Подобных провокаций с тех пор произошли десятки. 17 июля 2014 года ополченцы заявляют о сбитом украинском транспортнике. Вскоре выясняется, что на самом деле сбит Boeing 777 малазийских авиалиний. В катастрофе погибли 298 человек. Славный подвиг зенитчиков Новороссии сразу же превратился в провокацию киевской хунты.

Если верить в провокации, то новая украинская власть сотнями убивает людей просто для того, чтобы обвинить в их смертях Россию. Миролюбивые ополченцы, вооружённые трофейным оружием и военной техникой, собранной из остатков подбитых украинских машин, безо всякой российской поддержки ведут отважную борьбу за независимость.

Обсуждать тот факт, что обе стороны конфликта лгут, нет смысла: полноценная информация о каждом спорном случае будет доступна лишь после долгих расследований, а ложь в условиях войны — обычное дело: в поражениях и преступлениях сознаются лишь в том случае, когда нет другого выбора. Но за декларациями о том, что в насилии виновны обе стороны, тоже скрыт обман. В продолжении кровопролития заинтересована лишь сторона ополчения.

Цель войны на юго-востоке Украины — не в том, чтобы получить сухопутный коридор в Крым и тем более не в захвате Киева. Цель в том, чтобы вести с Украиной бесконечную войну на истощение.

Война такого рода может казаться бессмысленной. Но её ведение, которое не может завершиться ни победой, ни поражением, даёт множество преимуществ. Военные и сырьевые ресурсы российской стороны намного превышают украинские. Проблема с поиском внешних врагов отпадает сама собой. Внутренний враг — малочисленная и плохо организованная оппозиция — оказывается ещё более разобщённой. Политик, который высказывается против российской агрессии, становится врагом не просто власти, но народа. Присутствие тысяч вооружённых людей у границы, которые органично ненавидят противников действующей власти, само по себе служит гарантией стабильности. А санкции — повод для радости: на правящем классе они никак не сказываются, а падение уровня жизни приводит к безработице, которая повышает число потенциальных рекрутов для «ополчения».

Войну в Новороссии невозможно прекратить с помощью дипломатии или разумных доводов. Эту войну развязали агрессивные варвары. Для варвара нет ничего ценнее насилия и обмана, и гибель жителей Мариуполя — не ошибка, а выполнение программы: безнаказанно убивать и перекладывать вину на тех, кто пытается сопротивляться.

В конфликте варварства и цивилизации у варваров есть несомненное преимущество. Пока цивилизация не без любопытства, но на безопасном расстоянии наблюдает за войной, варвар пользуется полной свободой действий. Находясь в России, в самом центре Москвы, в местах, которые внешне напоминают цивилизацию, сложно поверить, что за внешней опрятностью скрыта наша общая дикость. И дикость эта не исчезнет сама собой: прекращение войны для варвара представляет смертельную опасность.

26-01 sm

14 марта 2015 года

Вчерашние отключения интернет-СМИ (Грани.ру, ЕЖ.ру, Каспаров.ру), зачистка Ленты.ру и блокировка ЖЖ Навального хорошо дополнило очередное лицемерное выступление Виталия Чуркина в заседании Совбеза ООН по Крыму, где он сослался на опыт Косово (которое никто не присоединял) и несколько референдумов о независимости.

Ни в одном из этих референдумов не шла речь о присоединении к другому государству. Случай острова Майотта, на который ссылался Чуркин, уникален, — в 1974 году Майотта единственная из 4-х Коморских островов проголосовала против независимости от Франции и осталась в её составе вопреки резолюции ООН. Но Майотта никогда не была частью другой страны, как Крым.

Чуркин об этом не упомянул, но это и не нужно. Все его заявления рассчитаны на внутрироссийское употребление и за рубежом уже никого не интересуют.

Тем временем до референдума в Крыму осталось два дня.

Если нынешние тенденции продолжатся, через год мы получим совсем другую Россию.

В этой России будут заблокированы и уничтожены все независимые СМИ. Эху Москвы, вероятно, удастся уцелеть, но куда большими уступками, нежели сегодняшнее удаление блога Навального.

В этой России, памятуя об опыте Египта, не закроют полностью Twitter и Facebook (что вызвало массовый выход людей на улицы в Каире), а займутся адресными мерами в отношении популярных пользователей соцсетей.

В этой России очередная мирная демонстрация завершится очередным Болотным делом. Оппозиция у нас настолько мирная, а новое дело настолько необходимо, что ОМОНовцев попросят кидаться асфальтом друг в друга, на что они охотно согласятся.

В этой России не будет никакой политики и не будет даже нынешней чахлой многопартийности. Мера пресечения оппозиционным политикам будет меняться по ситуации. Сажать их не будут, а продолжат сажать, как за 6 мая, случайных людей. Лидеры будут объявлены предателями своих осуждённых сторонников.

В этой России на условиях неясной ассоциации будет состоять Крым, и его будут красить на картах в чуть более бледный цвет, чем остальную территорию. Если Крым станет независимым, его признают Науру, Тувалу, Никарагуа, Венесуэла и другие страны, что признали Южную Осетию и Абхазию. А также сами Абхазия и Осетия.

В этой России Крым будет единственным местом, где за несанкционированные митинги с российскими флагами людей не будет избивать и задерживать ОМОН.

Эта Россия сплотит вокруг себя всю Украину без остатка. За исключением того же Крыма, который в течение года или двух будет пожинать милости новых хозяев. Если же с проблемами столкнётся и Крым, то виновницей объявят Украину: за то, что не станет пропускать через границу всех желающих и сократит туристический поток.

Эта Россия без лишнего шума уничтожит свою международную репутацию. Из Восьмёрки её не выгонят, но собираться она перестанет, а из Совета Европы не исключат, но и воспринимать всерьёз не будут.

Инвесторы будут постепенно уходить с российского рынка, постепенно будет падать цена акций, постепенно будет оседать курс рубля. Биржевиков объявят одними из виновников экономического спада.

Но спад состоится далеко не для всех, потому что цена на нефть в таких условиях вряд ли станет падать. На чиновников, ОМОН и армию в любом случае хватит.

Безработные свободолюбивые журналисты так или иначе обзаведутся новой работой, но за их перемещениями между изданиями будут бдительно следить, а места их избыточной концентрации — закрывать.

Все, кто может уехать, постараются уехать или во всяком случае купить за границей квартиру. На всякий случай.

Всё это вполне можно осуществить в течение всего одного года. А потом тем, кто остался, придётся много и долго терпеть. Может быть, даже войну. Германии для того, чтобы стать нормальной страной, пришлось пережить целых две.

Зачем Крыму анонимные военные

«Ругали Шендеровича за статью о Сочи, а он, судя по Крыму, не преувеличивал», — такие высказывания приходится слышать по мотивам новостей из Украины.

Крымские события ставят нас перед более сложным выбором, чем Майдан. Можно ли отрицать право региона на самоопределение? Для чего нужно вмешательство России?

Премьер Крыма Аксёнов уже признал, что в патрулировании Симферополя участвуют российские войска. Сложно усомниться в том, что «неопознанные военные» в Крыму или прибыли из России, или связаны с Россией. Если аэропорт в Севастополе под боком Черноморского флота контролируют неизвестные Москве вооружённые формирования, то дела у нас совсем плохи. Может быть, там засели люди Доку Умарова, а в десятке километров находится база флота и гуляют по улицам депутаты Госдумы.

Помимо лично Путина с Януковичем и их верных соратников, от нестабильности в Крыму выиграют разве что беглые бойцы «Беркута», которые уйдут от ответственности за убийства в Киеве. Все остальные, и жители Крыма, и остальной Украины, и России, — только проиграют. Назначенный на 30 марта референдум пройдёт в условиях, когда госучреждения Крыма контролируют анонимные боевики. К выяснению настоящего мнения жителей полуострова такой референдум не имеет отношения.

Одна из целей вмешательства России очень проста. Путину надо показать всем нам, что после революции бывает плохо. Всегда. Настолько плохо, что в стране становится невозможно жить и работать.

Пустой казны и хаоса во власти (что неудивительно и за что украинскую оппозицию сложно упрекнуть) для этого недостаточно. Лучше найти нестабильный регион вроде Крыма и устроить там не то что агрессию российских войск и даже не маленькую гражданскую войну между татарами и русскими, а просто ползучую вооружённую нестабильность, из-за которой Украине не видать ни инвестиций, ни Евросоюза, ни туризма.

Рациональным вариантом для Украины было бы скорейшее отделение Крыма: поживут пару лет независимо, как Южная Осетия (то есть в худшей возможной форме зависимости от России), и сами попросятся обратно.

Но положение Крыма не похоже на Осетию или Абхазию до 2008 года. Грузинские автономии воевали за независимость и во многом были независимыми. Крым независимым не был, и Украина не может позволить себе молчаливо смириться с потерей региона.

Хотелось бы верить, что вооружённого конфликта в Крыму удастся избежать. Но в случае, если невероятная война с Украиной действительно состоится, Путин и его вооружённые силы уже не будет иметь никакого отношения к России, а его победа станет для России поражением.