Tag Archive for политика

Путин навсегда?

После Крыма, Донбасса и Сирии массовые митинги 2011-2012 годов выглядят отзвуком наивной и давно ушедшей эпохи. Никто в те годы не мог представить, что радость единения сменится страхом беспомощности из-за «Болотного дела», а смелые планы превратятся в попытки выжить на фоне акций устрашения и государственных запретов. Один из эпизодов фильма «Путин навсегда?» запечатлел собрание в тесном, заваленном пачками докладов офисе «Солидарности»: Борис Немцов со смесью оптимизма и прагматичного недоверия оценивает планы предстоящих протестных акций. Едва ли кто-то мог предположить, что Немцов через несколько лет будет убит, а самые масштабные акции будут проходить в форме маршей траура и памяти.

Путин навсегда? кадры

«Путин навсегда?» Кирилла Ненашева и Марии Мускевич напоминает об эпохе, когда можно было выходить на улицу и требовать чего-то большего, чем объективного расследования убийства (да и это требование всё больше напоминает несбыточную мечту). Чего добились те, кто выходил на многотысячные митинги? Был ли выполнен хоть один пункт из деклараций, принятых по их итогам? Вероятно, прошло недостаточно времени, чтобы оценить историческую роль событий 2011-2012 годов. Но эмоциональные итоги представляются вполне своевременными.

У фильма два главных героя — Всеволод Чернозуб представляет «протестную» сторону, а бывший хиппи по прозвищу Тиль, он же Виталий Морозов, — «патриотическую». Если не оглядываться на личные оценки, то Всеволод — не только герой, но и рассказчик, вместе с которым камера следует за важнейшими событиями московских протестов. Через его рефлексию, его попытки разобраться в происходящем зрители могут оценить настроение тех дней — от воодушевления до разочарования, от радости до гнева. Тиль — «антигерой», комичный бородач, который читает длинные речи о пользе кровавых расправ. Рефлексия ему совершенно не свойственна: он мыслит единственной схемой. Самый сильный момент фильма — тот, где Тиля и Чернозуба столкнули лицом к лицу за шахматным столиком в кафе. Всеволод цепенеет от ужаса, слушая дремучую конспирологическую ересь о враждебных информационных потоках и о всемирном антироссийском заговоре.

Зачем в фильм попал Тиль, смешной безумец, которого большая часть электората «Единой России» никогда не примет за своего? Обычный посетитель «антимайдана» или избиратель «Единой России» авторам фильма не слишком интересен: эти люди безыдейны, политика для них — чуждая материя. Тиль же обладает не только оригинальным взглядом на мир, но и даёт фильму жизненно необходимый comic relief, элемент комедии абсурда.

Путин навсегда? кадры

Комедия нужна потому, что фильм избыточно, неоправданно мрачен: он не рассказывает о том, что случилось после 6 мая 2012 года (ограничиваясь лишь фактами в титрах), но несёт в себе груз мрачных лет, ознаменованных политическими процессами и убийствами. Заголовки частей фильма («Глава вторая: страх», «Глава третья: безысходность») становятся всё более безысходными и отчаянными, притом их отчаяние контрастирует с визуальным рядом. Титры объявляют, что сейчас будет страх, а страха нет! Камера оператора Евгения Яковлева с невероятным вниманием следует за интереснейшими моментами митингов и акций, а монтаж и комментарии придают воодушевляющим кадрам зловещий оттенок. Музыкальное сопровождение ближе к финалу приобретает характер безумной пляски. Фантасмагоричный характер повествования не вяжется с его прагматичным и обыденным содержанием.

Но приходится вспомнить, что на самом деле так и было. Что всякий раз за воодушевлением, за страстью и готовностью к великим свершениям следовали разочарования, лень и страх. Что громкие декларации «лидеров протеста» всякий раз терялись за холодной бездеятельной реальностью. К финальным титрам невольно задаёшь вопросы, на которые нет и не может быть ответа. Был бы Немцов столь же осторожным, если бы знал, что его жизнь оборвётся на Большом Москворецком? Стал бы он отговаривать соратников от более решительных — и более опасных — методов действия? Могла ли история пойти другим путём? Почему Чернозуб был вынужден эмигрировать, а Тиль посетил показ «Путин навсегда?» на Артдокфесте, бодро выступил на сцене перед зрителями и под улюлюканье и смешки подтвердил верность своим кровожадным теориям? Кто всё-таки напишет будущие учебники истории?

Фильм получился энциклопедичным даже не в том смысле, что представил все важнейшие события протестов 2011-2012 годов (многое неминуемо пришлось пропустить), а в том, что отразил эмоции и размышления одного человека на протяжении нескольких очень важных месяцев нашей истории. Через оценки героев фильма намного лучше вспоминаешь и ощущаешь особенный воздух, которым дышала Москва зимой двенадцатого. «Путин навсегда?» обрывается неожиданно, почти на полуслове, там, где должно было начаться «Болотное дело»; но это уже совсем другая история, которая страшна безо всяких оговорок и условностей. Приходится признать, что Путин действительно навсегда: навсегда для Немцова и других жертв политических убийств, навсегда для политзаключённых, которые провели самые продуктивные годы жизни в тюрьмах. Эти годы уже не вернуть — ни им, ни всей стране.

8/10

Путин навсегда? кадры

Комплекс Баадер-Майнхоф (Der Baader Meinhof Komplex)

«Комплекс Баадер-Майнхоф» не просто снят по настоящей истории «Фракции Красной Армии» (Rote Armee Fraktion): за основу сценария Бернта Айхингера и Ули Эделя положен документальный бестселлер журналиста Штефана Ауста. С холодной отстранённостью, свойственной скорее документальному кино, «Баадер-Майнхоф» показывает путь героев от протеста к войне, от войны к мести, а от мести — к отчаянию. Как Ульрика Майнхоф, которая читает оппозиционный памфлет на светском собрании, становится соучастницей терактов и убийств? Как Андреас Баадер, который начал с хулиганского поджога супермаркета, превратился в главную угрозу правоохранителей целой страны?

Комплекс Баадер-Майнхоф кадры The Baader Meinhof Complex stills

Фильм с пугающей педантичностью отвечает на эти вопросы. Сотканный из множества эпизодов, между которыми то и дело мелькают документальные кадры, выпуски новостей, репортажи и газетные статьи, «Комплекс» достигает фотографической точности в изображении не только участников RAF, но даже их случайных жертв. С не меньшей точностью воссозданы взрывы баз НАТО и полицейских участков, которые организует RAF.

Эдель не искажает суть событий в угоду драматизму: неточности и преувеличения присутствуют, но сюжет предельно близок к реальной истории. Режиссёр иллюстрирует то, что скрыто между строк книг и газетных статей. Он не слишком заботится о композиции или о последовательном развитии характеров. Персонажи появляются совершенно неожиданно, затем исчезают, затем появляются вновь, как и связанные с ними сюжетные линии. Подготовка и обсуждение терактов — не более драматичное дело, чем спор о том, на какой бумаге печатать листовки. Конструирование бомб — лишь тяжёлая работа, и её участникам даже не придёт в голову отвлечься и задуматься о последствиях взрывов и убийств.

Комплекс Баадер-Майнхоф кадры The Baader Meinhof Complex stills

После серых, обесцвеченных немецких эпизодов особенно ярко смотрится «ближневосточная» часть фильма, которую снимали в Марокко. Контраст между замкнутым арабским миром и вольнолюбивыми немцами, которым нет дела до традиций принимающей стороны, даёт понять: разница между группой Баадера-Майнхоф и всеми остальными лежит не только в плоскости идеологии. Это конфликт, связанный с жаждой свободы. «Она забрала мой страх», — говорить мать одной из арестованных героинь. Эпизоды, где высшие чины ФРГ обсуждают мотивы террористов и борьбу с террором методом реформ, выглядят неестественно: едва ли такие обсуждения могли иметь место в реальной жизни. Но эти обсуждения создателям фильма особенно дороги: они воплощают провокационную по нынешним временам концепцию о том, что даже террор с человеческими жертвами может служить достижению благой цели.

К финалу фильма объём охваченных событий становится так велик, что следить за мотивацией и целями героев становится всё сложнее. Вместо кровавой схватки конфликтующих сторон «Баадер-Майнхоф» вынужден оперировать кафкианским судебным процессом. Величественные кадры тюрьмы Штаммхайм, над которой кружат вертолёты, воплощают мрачный замок, мощь государственной машины: после того, как герои оказались в тюрьме, уже нет силы, способной государству противостоять, — и не так важно, во благо действует государство или во зло.

«Бросьте один камень — это преступление. Бросьте тысячу — это политическая акция», — пишет Майнхоф в одной из статей. Ужас перед терактами отступает за их количеством. Вопрос о том, как решиться на кровопролитие, к финалу фильма даже не стоит. Крови пролито столько, что сама гибель героев становится не трагическим событием, а этапом их террористической деятельности. У фильма, как у самой природы RAF, нет примиряющего финала. Кровь за кровь, и так будет всегда: такое послание по современным меркам можно счесть провокацией. Даже разговоры о политическом терроре в Западной Европе стали предметом табу. «Левые» партии доминируют в правительствах, а радикализм слева переместился вправо: националист Андерс Брейвик за день убил вдвое больше людей (77), чем RAF за 30 лет своей деятельности. Хорст Малер, адвокат RAF, которого в фильме играет Симон Лихт, стал неонацистом и сейчас отбывает срок за отрицание холокоста.

Комплекс Баадер-Майнхоф кадры The Baader Meinhof Complex stills

В эпической природе «Комплекса» заключены его красота и его проклятие. Этот фильм надо смотреть в обнимку с Википедией, а ещё лучше — со специальной литературой о Rote Armee Fraktion. Эпизоды, где телевизионные репортажи пересекаются между собой, а расплывчатые кадры, снятые в семидесятых, переходят в стилизованно нечёткие художественные кадры современности и лишь затем обретают чёткость, интересны даже не художественными решениями, а фактическим наполнением. Что за фразу недоговорил репортёр? Что произошло, кто участник действия, сколько было жертв?

За каждой вычеркнутой фотокарточкой на доске — целая судьба. Судьба, может быть, не менее интересная, чем судьба Майнхоф и Баадера. Потому и фильм служит не историей, а введением в историю, которая завершилась не титрами, а письмом, которое было прислано в 1998 году в агентство Reuters: письмо, напечатанное на машинке, как манифесты Майнхоф, объявляло о прекращении деятельности RAF и роспуске организации.

Письмо завершало высказывание Розы Люксембург:

«Революция говорит:
я была
есть
и буду продолжаться».

Комплекс Баадер-Майнхоф кадры The Baader Meinhof Complex stills

«Паталогоанатомия протеста»: Развозжаев, 35 тыс. рублей Госдепа и новое дело о Болотной

Очередное НТВшное разоблачение: «Паталогоанатомия протеста». Бенефис Леонида Развозжаева, осуждённого по материалам «Анатомии протеста-2».

Сделано так себе. Юная блондинка вызывает на доверие матерей политзаключённых и заставляет их сознаться, что те получали через «западные фонды» по 10 тыс. рублей, а кто-то аж по 35 тыс. рублей. Вот она, кровавая рука Запада (на экране печатный станок и американский флаг).

35 тыс. рублей матери политзаключённого — единственное полученное за 3 года доказательство того, что оппозиция в России получает американские деньги. Да и то сомнительное. То есть меньше, чем цена спортивных штанов Путина.

В анонсах «Паталогоанатомии» полно разоблачающих пассажей про «либералов», «лидеров протеста», которые якобы бросили политзаключённых в тюрьме (НТВ повторяет не вполне добросовестные, но популярные в тусовке тезисы). Но в самой передаче почти ничего нет ни о либералах, ни о лидерах. Разве что Развозжаева заставили разжёвывать вопрос о том, что беспорядки на Болотной спровоцировал твит Алексея Навального.

Всё реальное содержание фильма связано с трёхлетней давности «делом Гиви Таргамадзе». Дело возбудили по мотивам опубликованной НТВ записи встречи грузинского политика Таргамадзе с Сергеем Удальцовым, Леонидом Развозжаевым и Константином Лебедевым. Встреча состоялась через месяц после Болотной, но СК ухитрился задним числом найти связь между Таргамадзе и 6 мая.

Тема Таргамадзе долгое время оставалась на слуху: Развозжаев пытался сбежать в Киев и получить политическое убежище, но его вывезли в Россию, он написал 10-страничную явку с повинной, где рассказал, но его вывезли в Россию, он написал 10-страничную явку с повинной, где рассказал про Болотную, про Таргамадзе и про многих знакомых и коллег. Потом он от явки отказался («оговорил невиновных людей»), заявил, что были то ли пытки, то ли психологическое давление. Лебедев то ли оказался предателем, то ли не оказался, но во всяком случае дал признательные показания и освободился по УДО. А Удальцов и Развозжаев до сих пор в колонии: оба получили по 4,5 года общего режима.

Теперь Развозжаев сидит на розовом свету перед камерой НТВ и подробно, чуть ли не по пунктам, свою явку с повинной заверяет. И Таргамадзе хотел кровавой бойни и революции, и Навальный спровоцировал беспорядки, и тут же приплели Пономарёва, Гудкова и Ксению Собчак. А бедняга Развозжаев просто жертва обстоятельств. Не думал, не знал.

РИДУС: «Сегодняшние признания Развозжаева — это далеко еще не всё, скоро общество ожидают новые громкие признания, которые вероятно, дадут новый толчок «Болотному делу».

Что тут скажешь? Остерегайтесь блондинок с микрофонами, опасные дела творят.

Одна ночь без Википедии

Всего за сутки интернет-энциклопедию Wikipedia в России успели заблокировать и разблокировать. Решение о блокировке Роскомнадзор принял вчера в 17:00. В полночь адрес статьи о наркотическом веществе чарас поступил «в выгрузку», и некоторые провайдеры успели его заблокировать. Сегодня в 10:15 статья была исключена из реестра запрещённой информации.

Этой ночью Россия была близка к полному отключению русскоязычного сегмента Википедии. Как пояснили в твиттере представители Wikipedia, использование на сайте принудительного HTTPS (HSTS) не позволяет провайдерам избирательно блокировать одну страницу: блокировка распространится на весь ресурс.

В теории провайдер может обойти HSTS и осуществить избирательную блокировку, но такие действия сами по себе наносят ущерб сетевой безопасности абонентов. Технические детали обсуждались ещё в прошлом году, когда депутат Госдумы от фракции ЛДПР Роман Худяков предложили «очистить Википедию» от упоминаний аннексии Крыма.

Меньше чем за год сомнительная инициатива Худякова, которую мало кто воспринял всерьёз, переросла в реальную перспективу блокировки одного из самых посещаемых ресурсов в России и в мире — ресурса, чья образовательная и информационная ценность не имеет аналогов.

Кто инициатор блокировки?

Первоисточником блокировки послужило решение Черноярского районного суда Астраханской области. Инициатором иска стал прокурор Черноярского района, который 3 июня 2015 года ровно в 17:15 обнаружил в Википедии статью с информацией об опасном наркотике.

Судя по тексту решения, представитель Роскомнадзора по Астраханской области на заседание суда не явился и «направил заявление с просьбой рассмотреть дело в его отсутствие, в отзыве на заявление прокурора требования последнего поддержал в полном объёме». Другие «заинтересованные лица», включая представителей Википедии, о судебном заседании, по-видимому, не были проинформированы.

Роскомнадзор изначально способствовал принятию неоправданного судебного решения и не предпринял никаких шагов для его обжалования. Поэтому сегодняшнее решение о снятии блокировки можно считать исправлением ошибки, допущенной ведомством прежде.

Было ли решение суда ошибочным? Наркотики — это опасно.

Действительно, чарас содержит компоненты запрещённого в России наркотического средства — каннабиса (марихуаны). Но любая информационная статья о наркотике неизбежно содержит информацию о его составе и способах изготовления. Чарас известен на протяжении нескольких столетий, и производители едва ли заглядывают в Википедию за рецептурой.

Антон Коробков-Землянский в полемике с представителями Википедии дошёл до заявлений, что статья про чарас должна быть удалена из-за того, что один из её источников датируются 1957 годом, когда «даже курение табака не считалось опасным». Курильщики, берегитесь, вы следующие!

Нет никаких свидетельств тому, что ограничение доступа к сведениям о наркотиках сокращает их производство или употребление. Зато блокировка повышает интерес к предмету: статью про чарас, которую прежде просматривали несколько десятков пользователей в день, за последнюю неделю посетили около 350 тысяч человек. Рост посещаемости составил почти 10,000%, и нет сейчас во всём русскоязычном сегменте Википедии страниц, которые были бы популярнее.

charas

Но разве не надо заблокировать хоть что-нибудь? Иначе в интернете наступит анархия!

И в этом нет ничего плохого: люди сами могут решать, какая информация для них нежелательна. Но на практике блокировки есть почти везде. Многие западные страны и операторы связи полностью блокируют так называемый перечень «Worst of», составляемый Интерполом. Сайты, включённые в перечень, распространяют детскую порнографию; список включённых в него адресов по понятным причинам непубличен.

Блокировки Wikipedia практикуются лишь в немногих странах мира, среди которых Пакистан, Китай, Сирия и Саудовская Аравия. В такой высокотехнологичной стране, как Россия, ограничение доступа к Wikipedia вызывает рост интереса к способам обхода блокировок в целом, что противоречит не только интересам граждан, но и интересам надзорных ведомств.

Википедия разблокирована. Опасность миновала?

Цензура в интернете должна быть запрещена. Но сейчас, когда политические реалии России не позволяют обеспечить соблюдение положений Конституции об отмене цензуры, мы во всяком случае вправе требовать от ведомств, осуществляющих политику в области связи (и прежде всего от Роскомнадзора), законных и осмысленных действий.

Сегодня Роскомнадзор принял оперативное решение об исключении Википедии из реестра, что можно считать положительным примером. Но Википедия, как и любой другой сайт, могут быть заблокированы по решению любого из примерно двух тысяч районных судов, которые действуют в России, а также по решению нескольких органов исполнительной власти. О компетентности судов можно составить представление по недавнему решению, вынесенному в Волгоградской области: в список экстремистских материалов на основе этого решения включен поисковик Google, интернет-архив Archive.org и один из поддоменов Яндекса, а также браузер (!) Internet Explorer.

Не забывайте о способах обхода блокировок, которые опубликованы в Википедии, а также на сайте Роскомсвободы.

 

Оригинал записи в блоге на сайте Эха Москвы.

Немцов

Немцов убит.

Мне нечего сказать, просто посмотрите, каким он был. Это фотографии 2011 года. С форума «Последняя осень» и сентябрьской акции на Чистых прудах.

Приходите завтра в 14:00-15:00 на Китай-город. Будет марш памяти до места убийства. Это важно.

Борис Немцов 2011

Борис Немцов 2011

Борис Немцов 2011

Борис Немцов 2011

Бесконечная война

Мариуполь 24 января 2015 года. Тридцать убитых, больше сотни раненых. Год назад невозможно было представить себе, что из артиллерии, вероятно, российского происхождения будут обстреливать украинский город с полумиллионным населением. ОБСЕ установила, что стреляли из сёл, подконтрольных ополченцам, но Россия по-прежнему утверждает, что в случившемся виновен Киев. «Прекратите потакать украинским ястребам», — 26 января заявляет представитель России в ООН Виталий Чуркин.

Год назад снайперы расстреливали людей на киевских улицах, прилегающих к Майдану. В то время сторонники президента Януковича (а затем и сам Янукович) утверждали, что протестующие стреляют в себя сами и что убийства — провокация. Подобных провокаций с тех пор произошли десятки. 17 июля 2014 года ополченцы заявляют о сбитом украинском транспортнике. Вскоре выясняется, что на самом деле сбит Boeing 777 малазийских авиалиний. В катастрофе погибли 298 человек. Славный подвиг зенитчиков Новороссии сразу же превратился в провокацию киевской хунты.

Если верить в провокации, то новая украинская власть сотнями убивает людей просто для того, чтобы обвинить в их смертях Россию. Миролюбивые ополченцы, вооружённые трофейным оружием и военной техникой, собранной из остатков подбитых украинских машин, безо всякой российской поддержки ведут отважную борьбу за независимость.

Обсуждать тот факт, что обе стороны конфликта лгут, нет смысла: полноценная информация о каждом спорном случае будет доступна лишь после долгих расследований, а ложь в условиях войны — обычное дело: в поражениях и преступлениях сознаются лишь в том случае, когда нет другого выбора. Но за декларациями о том, что в насилии виновны обе стороны, тоже скрыт обман. В продолжении кровопролития заинтересована лишь сторона ополчения.

Цель войны на юго-востоке Украины — не в том, чтобы получить сухопутный коридор в Крым и тем более не в захвате Киева. Цель в том, чтобы вести с Украиной бесконечную войну на истощение.

Война такого рода может казаться бессмысленной. Но её ведение, которое не может завершиться ни победой, ни поражением, даёт множество преимуществ. Военные и сырьевые ресурсы российской стороны намного превышают украинские. Проблема с поиском внешних врагов отпадает сама собой. Внутренний враг — малочисленная и плохо организованная оппозиция — оказывается ещё более разобщённой. Политик, который высказывается против российской агрессии, становится врагом не просто власти, но народа. Присутствие тысяч вооружённых людей у границы, которые органично ненавидят противников действующей власти, само по себе служит гарантией стабильности. А санкции — повод для радости: на правящем классе они никак не сказываются, а падение уровня жизни приводит к безработице, которая повышает число потенциальных рекрутов для «ополчения».

Войну в Новороссии невозможно прекратить с помощью дипломатии или разумных доводов. Эту войну развязали агрессивные варвары. Для варвара нет ничего ценнее насилия и обмана, и гибель жителей Мариуполя — не ошибка, а выполнение программы: безнаказанно убивать и перекладывать вину на тех, кто пытается сопротивляться.

В конфликте варварства и цивилизации у варваров есть несомненное преимущество. Пока цивилизация не без любопытства, но на безопасном расстоянии наблюдает за войной, варвар пользуется полной свободой действий. Находясь в России, в самом центре Москвы, в местах, которые внешне напоминают цивилизацию, сложно поверить, что за внешней опрятностью скрыта наша общая дикость. И дикость эта не исчезнет сама собой: прекращение войны для варвара представляет смертельную опасность.

26-01 sm

Интервью (The Interview)

Звезда жёлтого телешоу Дэйв Скайларк (Джеймс Франко) и его продюсер Аарон Рапапорт (Сет Роген) отправляются в Северную Корею, чтобы взять интервью у Ким Чен Ына (Рэндалл Парк). ЦРУшница с сиськами (Лиззи Каплан) поручает друзьям убрать диктатора, и те без труда соглашаются.

The Interview Интервью

В случае выхода «Интервью» Северная Корея обещала отомстить чуть ли не войной и ядерным ударом, посчитав издевательство над своим лидером актом террора. Незадолго до релиза Sony Pictures подверглась хакерской атаке, и ФБР объявило правительство КНДР её организатором. Из-за угроз со стороны анонимной хакерской группы крупнейшие американские сети кинотеатров отказались показывать фильм, а Sony едва не отменила релиз, но в итоге выложила The Interview в платный доступ на YouTube и предоставила для показа в некоторые кинотеатры.

Откуда столько шума? Да ниоткуда. Если не считать диктаторский подтекст и красивые съёмки, это самая обыкновенная рогенская комедия с шутками про анус и глупость рода человеческого. Обыкновенная до посредственности: в сравнении с прошлогодним This is the End не смешно ни разу.

The Interview Интервью кадры stills Ким Чен Ын Рэндалл Парк Kim Jong-un Randall Park

Огромный потенциал трэшовой комедии про Северную Корею не раскрыт вовсе. «Острая» общественно-политическая часть упрощена настолько, что агитационный запал героя Джеймса Франко легко опровергает даже идиотский киношный Ким Чен Ын. Если кто-то надеялся, что в The Interview будет издевательски показан диктаторский режим, не стоит заблуждаться: единственный выпуск Colbert Report (светлая память хорошей передаче) справился бы с задачей лучше. Смотреть на Франко в самовлюблённом образе Джеймса Гордона-Левитта (который в этом фильме тоже появляется) скучно: о том, что Сет и Джеймс хорошие смешные парни, мы и так давно знаем. «Интервью» стало бы лучше, если бы Рэндалл Парк (актёр, сыгравший Ына) тоже был частью тусовки Голдберга/Рогена/Франко и получил бы за фильм шесть миллионов, если бы северокорейская линия была на равных с остальными. Но Рэндалл Парк не часть тусовки, он простой парень из рекламы Verizon.

Северную Корею в The Interview представляют несколько грубо сделанных декораций, нарисованная на компьютере мутная улица Пхеньяна и дорога в лесу. По контрасту двухминутный эпизод с приездом Рогена в Китай сделан заметно лучше: с самолётами, со сценой в купе поезда, улицами китайского города, захудалой деревушкой, мостами, красивыми видами и прочими подробностями. Ради подобных эпизодов (и финальных титров) и стоит смотреть «Интервью»: даже если вас разочарует содержание, по крайней мере оцените красивую картинку. Для более полного раскрытия диктаторской темы рекомендую Диктатора Саши Бэрона Коэна.

Посмотреть The Interview можно на YouTube с помощью американского Google-аккаунта: двухдневный прокат стоит $6, бессрочное пользование — $15. К американскому аккаунту можно привязать российскую кредитку.

7/10

The Interview Интервью кадры stills Seth Rogen James Franco Сет Роген Джеймс Франко

Несколько слов о политике. Авторы наверняка вкладывали в The Interview определённый провокационный политический смысл: нет сомнений, что высшие чины Северной Кореи фильм так или иначе посмотрят и оценят. Если бы эти люди были адекватны, то никакого эффекта такое кино не произвело бы. Но эти люди адекватны не вполне, и кто знает, к каким долговременным последствиям приведёт показ? Может, какой-нибудь ребёнок северокорейского чиновника средней руки найдёт диск с фильмом в бельевом шкафу у папы и посмотрит; если предположить, что для ребёнка это будет первый голливудский фильм, эффект может стать ошеломляющим.

Качество The Interview снимает подозрения о том, что секретные психологи ЦРУ приложили к нему руку с целью оказать реальное влияние на ситуацию где бы то ни было в мире. Получилось ровно то, что получилось: Северная Корея с помощью кибератак сделала не слишком примечательный фильм невероятно популярным, а компанию Sony — героической жертвой диктаторского произвола.

14 марта 2015 года

Вчерашние отключения интернет-СМИ (Грани.ру, ЕЖ.ру, Каспаров.ру), зачистка Ленты.ру и блокировка ЖЖ Навального хорошо дополнило очередное лицемерное выступление Виталия Чуркина в заседании Совбеза ООН по Крыму, где он сослался на опыт Косово (которое никто не присоединял) и несколько референдумов о независимости.

Ни в одном из этих референдумов не шла речь о присоединении к другому государству. Случай острова Майотта, на который ссылался Чуркин, уникален, — в 1974 году Майотта единственная из 4-х Коморских островов проголосовала против независимости от Франции и осталась в её составе вопреки резолюции ООН. Но Майотта никогда не была частью другой страны, как Крым.

Чуркин об этом не упомянул, но это и не нужно. Все его заявления рассчитаны на внутрироссийское употребление и за рубежом уже никого не интересуют.

Тем временем до референдума в Крыму осталось два дня.

Если нынешние тенденции продолжатся, через год мы получим совсем другую Россию.

В этой России будут заблокированы и уничтожены все независимые СМИ. Эху Москвы, вероятно, удастся уцелеть, но куда большими уступками, нежели сегодняшнее удаление блога Навального.

В этой России, памятуя об опыте Египта, не закроют полностью Twitter и Facebook (что вызвало массовый выход людей на улицы в Каире), а займутся адресными мерами в отношении популярных пользователей соцсетей.

В этой России очередная мирная демонстрация завершится очередным Болотным делом. Оппозиция у нас настолько мирная, а новое дело настолько необходимо, что ОМОНовцев попросят кидаться асфальтом друг в друга, на что они охотно согласятся.

В этой России не будет никакой политики и не будет даже нынешней чахлой многопартийности. Мера пресечения оппозиционным политикам будет меняться по ситуации. Сажать их не будут, а продолжат сажать, как за 6 мая, случайных людей. Лидеры будут объявлены предателями своих осуждённых сторонников.

В этой России на условиях неясной ассоциации будет состоять Крым, и его будут красить на картах в чуть более бледный цвет, чем остальную территорию. Если Крым станет независимым, его признают Науру, Тувалу, Никарагуа, Венесуэла и другие страны, что признали Южную Осетию и Абхазию. А также сами Абхазия и Осетия.

В этой России Крым будет единственным местом, где за несанкционированные митинги с российскими флагами людей не будет избивать и задерживать ОМОН.

Эта Россия сплотит вокруг себя всю Украину без остатка. За исключением того же Крыма, который в течение года или двух будет пожинать милости новых хозяев. Если же с проблемами столкнётся и Крым, то виновницей объявят Украину: за то, что не станет пропускать через границу всех желающих и сократит туристический поток.

Эта Россия без лишнего шума уничтожит свою международную репутацию. Из Восьмёрки её не выгонят, но собираться она перестанет, а из Совета Европы не исключат, но и воспринимать всерьёз не будут.

Инвесторы будут постепенно уходить с российского рынка, постепенно будет падать цена акций, постепенно будет оседать курс рубля. Биржевиков объявят одними из виновников экономического спада.

Но спад состоится далеко не для всех, потому что цена на нефть в таких условиях вряд ли станет падать. На чиновников, ОМОН и армию в любом случае хватит.

Безработные свободолюбивые журналисты так или иначе обзаведутся новой работой, но за их перемещениями между изданиями будут бдительно следить, а места их избыточной концентрации — закрывать.

Все, кто может уехать, постараются уехать или во всяком случае купить за границей квартиру. На всякий случай.

Всё это вполне можно осуществить в течение всего одного года. А потом тем, кто остался, придётся много и долго терпеть. Может быть, даже войну. Германии для того, чтобы стать нормальной страной, пришлось пережить целых две.

Зачем Крыму анонимные военные

«Ругали Шендеровича за статью о Сочи, а он, судя по Крыму, не преувеличивал», — такие высказывания приходится слышать по мотивам новостей из Украины.

Крымские события ставят нас перед более сложным выбором, чем Майдан. Можно ли отрицать право региона на самоопределение? Для чего нужно вмешательство России?

Премьер Крыма Аксёнов уже признал, что в патрулировании Симферополя участвуют российские войска. Сложно усомниться в том, что «неопознанные военные» в Крыму или прибыли из России, или связаны с Россией. Если аэропорт в Севастополе под боком Черноморского флота контролируют неизвестные Москве вооружённые формирования, то дела у нас совсем плохи. Может быть, там засели люди Доку Умарова, а в десятке километров находится база флота и гуляют по улицам депутаты Госдумы.

Помимо лично Путина с Януковичем и их верных соратников, от нестабильности в Крыму выиграют разве что беглые бойцы «Беркута», которые уйдут от ответственности за убийства в Киеве. Все остальные, и жители Крыма, и остальной Украины, и России, — только проиграют. Назначенный на 30 марта референдум пройдёт в условиях, когда госучреждения Крыма контролируют анонимные боевики. К выяснению настоящего мнения жителей полуострова такой референдум не имеет отношения.

Одна из целей вмешательства России очень проста. Путину надо показать всем нам, что после революции бывает плохо. Всегда. Настолько плохо, что в стране становится невозможно жить и работать.

Пустой казны и хаоса во власти (что неудивительно и за что украинскую оппозицию сложно упрекнуть) для этого недостаточно. Лучше найти нестабильный регион вроде Крыма и устроить там не то что агрессию российских войск и даже не маленькую гражданскую войну между татарами и русскими, а просто ползучую вооружённую нестабильность, из-за которой Украине не видать ни инвестиций, ни Евросоюза, ни туризма.

Рациональным вариантом для Украины было бы скорейшее отделение Крыма: поживут пару лет независимо, как Южная Осетия (то есть в худшей возможной форме зависимости от России), и сами попросятся обратно.

Но положение Крыма не похоже на Осетию или Абхазию до 2008 года. Грузинские автономии воевали за независимость и во многом были независимыми. Крым независимым не был, и Украина не может позволить себе молчаливо смириться с потерей региона.

Хотелось бы верить, что вооружённого конфликта в Крыму удастся избежать. Но в случае, если невероятная война с Украиной действительно состоится, Путин и его вооружённые силы уже не будет иметь никакого отношения к России, а его победа станет для России поражением.

Марш терпимости к нацистам

(пост написан ещё ночью: судя по фото, зигуют на РМ-2013 совсем чуть-чуть. А Навальный боялся)

Русский марш без участия Навального ничем не примечателен. Хотят ходить — пусть ходят. Хотят со свастикой — пусть со свастикой ходят. Пусть хоть картонный концлагерь построят и в ролевые игры играют. Нам-то что за дело, психиатры на эту тему давно высказались.

Лишь бы никого не убивали, не громили и не калечили.

Навальный на марш второй год подряд не выходит и объясняет: «Моё участие в Русском Марше сейчас превратится в адову кинокомедию: как Бонифаций в окружении детей, буду идти в толпе из 140 фотографов и операторов, старающихся снять меня на фоне зигующих школьников.
Естественно, наши «кремлёвские друзья» сделают всё, чтобы этих зигующих вокруг меня было всегда много».

«Вот смотрите, я пошёл на РМ и никто меня не съел, и я никого не съел, 95% — совершенно нормальные люди», — в другом месте указывает Навальный.

Алексей Анатольевич, если зигующих школьников всего 5%, выходите и соберите их вокруг себя. Глядишь, нормальному шествию консервативно настроенных граждан будет спокойнее идти, если все зиги сосредоточатся в одном месте.

Только не пойдёт Алексей на этот решительный шаг, потому что зигующих школьников там не 5%, а несколько больше. И злой руке Кремля вовсе не надо будет собирать их вокруг Навального, потому что куда бы он там ни попал, зигующие рядом всегда найдутся.

Навальный как умеренный националист считает Русский марш стоящим посещения мероприятием и судить его за это, в общем, не наше дело. Он бывал там до того, как стал популярным политиком, и в Люблино рядом с бородатыми нацистами-хоругвеносцами выглядел скорее чужим, нежели своим.

Но зачем сейчас призывать в Люблино сторонников и не идти самому? Навальный в марше не участвует, потому что его могут с зигами сфотографировать. А всех остальных звать туда, значит, можно. Вы, граждане, на пост мэра не баллотировались, на сложные политические компромиссы не шли, а зиги? Потерпите.

Возможно, стоит переименовать Русский марш в Марш терпимости. К атрибутике немецкого национал-социализма.

Выбор, который нельзя обжаловать

В истории с московскими выборами остаётся множество вопросов, на которые нет ответа. Один из них состоит в том, что случилось бы, если фальсификации действительно были бы массовыми.

8 сентября в большинстве районов города голоса или не воровали вовсе, или воровали не слишком заметно. По соседству, в Московской области, жулики действовали гораздо грубее: события в городе Видное служат примером того, как даже множество наблюдателей при деятельном участии оппозиционного кандидата физически не в силах противостоять фальсификациям.

Там, где у комиссий нет злой воли, а есть лишь указания начальства, само присутствие наблюдателей даёт избирательной комиссии возможность сказать: «Мы бы выполнили ваши указания и исказили проценты, но за нами следили. Что мы могли сделать?» В других случаях наблюдатели могут столкнуться с противодействием комиссии, и тогда потребуется вмешательство вышестоящей избирательной комиссии и полиции. Но ни те, ни другие не заинтересованы в скандалах и шуме. Ни те, ни другие не заинтересованы в том, чтобы жалобы на ход выборов были зафиксированы.

Будучи наблюдателем в территориальной избирательной комиссии (ТИК) района Алексеевский, в составе мобильной группы я объездил почти все участки нашего района. Мы выявили несколько серьёзных нарушений правил проведения голосования на дому. Процент голосов за кандидата от власти на выездном голосовании намного выше среднего из-за того, что голосование фактически не является тайным. Многие, конечно, голосуют искренне: пенсионерка в нашем районе проголосовала дома за Собянина и перекрестила урну, желая ему победы.

На одном из участков по нашей жалобе была аннулирована урна с бюллетенями на выездном голосовании. На ещё одном участке мы написали похожую жалобу о неверно оформленном реестре голосования на дому. В ответ председатель комиссии вызвала председателя ТИК на участок, чтобы разобраться в ситуации. Вместе с ней приехал глава управы.

Глава управы и глава ТИК пристыдили нас за то, что мы жалуемся ради отчётности за количество жалоб, которая якобы есть у оппозиционных наблюдателей (это ложь) и ради финансового вознаграждения мешаем работе комиссии (что тоже неправда). По их словам, количество жалоб составляет существенную информацию для префектур. Таким образом, в других районах, где допускали фальсификации, жалоб может не быть, а в их районе — будут, и члены комиссий понесут наказание в виде лишения, допустим, премий (в то время как у реальных фальсификаторов всё будет в порядке). Нарушение было несущественным, поэтому жалобу мы отозвали.

Кроме аннулирования урны, мы участвовали в подаче ещё одной жалобы: добились отстранения члена УИК за то, что она выдала бюллетень по доверенности. Выдала, правда, по распоряжению собственного руководства. Отстранённая была очень рада — рабочий день окончен, можно идти домой.

В конце дня мы с удивлением обнаружили, что ни одна наша жалоба не была зарегистрирована в протоколах, пришедших с участков в ТИК. На результаты голосования это никак не повлияло: итоги подсчёта полностью совпали с подсчётами наблюдателей. Председатель ТИК настаивала, что регистрировать надо только жалобы, оставшиеся без удовлетворения, что не соответствует действительности (Избирательный кодекс Москвы, ст. 72, п. 25 и п. 30). В УИКах никто из наблюдателей не заметил ошибки, да и нарушение было скорее формальным. Но можно быть уверенным, что при подаче существенных жалоб их скрывали бы ещё тщательнее.

У принятых в избиркомах палочной системы одна цель: сократить число жалоб, а если они есть, максимально отсрочить их рассмотрение. Комиссии надеются на то, что или наблюдатели перестанут упрямствовать, или, если они слишком принципиальны, дело рассмотрят вышестоящие комиссии и суд.

В теории перспектива суда должна мотивировать избиркомы действовать по закону.

Но этого не происходит. Любая формальная мелочь в оформлении протокола, которую допустила комиссия, трактуется судом против наблюдателей. Даже если всё оформлено правильно, протоколы могут объявить «тренировочными», как это случилось на одном из наших участков на думских выборах 2011 года. Прецеденты объявления результатов голосования недействительными по решению суда в России редки.

Там, где суды зависимы от исполнительной власти, идеально честных выборов быть не может. Потому в Москву в день выборов свозили военных, а на каждой центральной улице появились автозаки: у избирателей, лишённых законного пути достижения справедливости, остаются лишь противозаконные.

О чём это говорит?

Первое. Наблюдение на выборах очень важно. Наблюдатели реально влияют на результат, они способны превратить ненастоящие выборы в настоящие.

Второе. Обжалование итогов голосования после выборов у нас в стране сейчас невозможно. Побеждать придётся в условиях, когда фальсификации являются одним из факторов волеизъявления. То есть ставить целью набирать на 5%, 10% больше, чем необходимо для победы или для выхода во второй тур. Или быть готовым к тому, что на пропорциональных выборах будут украдены 10-20% голосов, поданных за партию (если число голосов невелико, эта доля может быть ещё выше). Украденные проценты придётся компенсировать честным голосованием: привлекать сторонников и использовать все доступные средства агитации. Кампания Навального показала, что это возможно.

И последнее: те, кто призывают к бойкоту выборов, сознательно или невольно служат интересам «Единой России». Уменьшение явки играет на руку кандидатам от власти и фальсификаторам выборов — и никому больше.

Загадочная история Константина Лебедева

Если вы следите за ходом Болотного дела, то наверняка уже знакомы с событиями прошлой недели относительно судьбы одного из обвиняемых, Константина Лебедева. Олег Кашин написал эмоциональную колонку на Colta.ru, а затем последовал подробный разбор биографии Лебедева от Олеси Герасименко (Коммерсантъ Власть), который пролил свет на не слишком известные эпизоды истории протеста последних лет.

Многие усмотрели в обоих текстах «звенья цепи», которые раскрывают Лебедева как прогнившего насквозь агента невесть чьих спецслужб. Но есть важные различия.

Кашин намекает, что Лебедев работал на наших правоохранителей и прокремлёвские движения, ссылаясь на распространяемые среди активистов слухи.

Герасименко же после множества интервью с теми, с кем общался Лебедев, не нашла этому факту подтверждений. Есть лишь свидетельства того, что Лебедев получал некие деньги из-за границы. Относительно, надо сказать, небольшие.

Никогда не был знаком с Лебедевым и могу только ссылаться на слова журналистов, которые занимаются его делом. (Жаль только, что хороших журналистских расследований по поводу событий 6 мая и их последствий очень мало, хотя дело очевидно войдёт в историю.) Интересно будущее Константина после освобождения. Кашин говорит, что не уверен, в какой стране и под каким именем Лебедев будет жить. Герасименко пишет, что Лебедев изучает испанский и собирается после освобождения в путешествие по Латинской Америке.

Read more