Tag Archive for оппозиция

14 марта 2015 года

Вчерашние отключения интернет-СМИ (Грани.ру, ЕЖ.ру, Каспаров.ру), зачистка Ленты.ру и блокировка ЖЖ Навального хорошо дополнило очередное лицемерное выступление Виталия Чуркина в заседании Совбеза ООН по Крыму, где он сослался на опыт Косово (которое никто не присоединял) и несколько референдумов о независимости.

Ни в одном из этих референдумов не шла речь о присоединении к другому государству. Случай острова Майотта, на который ссылался Чуркин, уникален, — в 1974 году Майотта единственная из 4-х Коморских островов проголосовала против независимости от Франции и осталась в её составе вопреки резолюции ООН. Но Майотта никогда не была частью другой страны, как Крым.

Чуркин об этом не упомянул, но это и не нужно. Все его заявления рассчитаны на внутрироссийское употребление и за рубежом уже никого не интересуют.

Тем временем до референдума в Крыму осталось два дня.

Если нынешние тенденции продолжатся, через год мы получим совсем другую Россию.

В этой России будут заблокированы и уничтожены все независимые СМИ. Эху Москвы, вероятно, удастся уцелеть, но куда большими уступками, нежели сегодняшнее удаление блога Навального.

В этой России, памятуя об опыте Египта, не закроют полностью Twitter и Facebook (что вызвало массовый выход людей на улицы в Каире), а займутся адресными мерами в отношении популярных пользователей соцсетей.

В этой России очередная мирная демонстрация завершится очередным Болотным делом. Оппозиция у нас настолько мирная, а новое дело настолько необходимо, что ОМОНовцев попросят кидаться асфальтом друг в друга, на что они охотно согласятся.

В этой России не будет никакой политики и не будет даже нынешней чахлой многопартийности. Мера пресечения оппозиционным политикам будет меняться по ситуации. Сажать их не будут, а продолжат сажать, как за 6 мая, случайных людей. Лидеры будут объявлены предателями своих осуждённых сторонников.

В этой России на условиях неясной ассоциации будет состоять Крым, и его будут красить на картах в чуть более бледный цвет, чем остальную территорию. Если Крым станет независимым, его признают Науру, Тувалу, Никарагуа, Венесуэла и другие страны, что признали Южную Осетию и Абхазию. А также сами Абхазия и Осетия.

В этой России Крым будет единственным местом, где за несанкционированные митинги с российскими флагами людей не будет избивать и задерживать ОМОН.

Эта Россия сплотит вокруг себя всю Украину без остатка. За исключением того же Крыма, который в течение года или двух будет пожинать милости новых хозяев. Если же с проблемами столкнётся и Крым, то виновницей объявят Украину: за то, что не станет пропускать через границу всех желающих и сократит туристический поток.

Эта Россия без лишнего шума уничтожит свою международную репутацию. Из Восьмёрки её не выгонят, но собираться она перестанет, а из Совета Европы не исключат, но и воспринимать всерьёз не будут.

Инвесторы будут постепенно уходить с российского рынка, постепенно будет падать цена акций, постепенно будет оседать курс рубля. Биржевиков объявят одними из виновников экономического спада.

Но спад состоится далеко не для всех, потому что цена на нефть в таких условиях вряд ли станет падать. На чиновников, ОМОН и армию в любом случае хватит.

Безработные свободолюбивые журналисты так или иначе обзаведутся новой работой, но за их перемещениями между изданиями будут бдительно следить, а места их избыточной концентрации — закрывать.

Все, кто может уехать, постараются уехать или во всяком случае купить за границей квартиру. На всякий случай.

Всё это вполне можно осуществить в течение всего одного года. А потом тем, кто остался, придётся много и долго терпеть. Может быть, даже войну. Германии для того, чтобы стать нормальной страной, пришлось пережить целых две.

Зачем Крыму анонимные военные

«Ругали Шендеровича за статью о Сочи, а он, судя по Крыму, не преувеличивал», — такие высказывания приходится слышать по мотивам новостей из Украины.

Крымские события ставят нас перед более сложным выбором, чем Майдан. Можно ли отрицать право региона на самоопределение? Для чего нужно вмешательство России?

Премьер Крыма Аксёнов уже признал, что в патрулировании Симферополя участвуют российские войска. Сложно усомниться в том, что «неопознанные военные» в Крыму или прибыли из России, или связаны с Россией. Если аэропорт в Севастополе под боком Черноморского флота контролируют неизвестные Москве вооружённые формирования, то дела у нас совсем плохи. Может быть, там засели люди Доку Умарова, а в десятке километров находится база флота и гуляют по улицам депутаты Госдумы.

Помимо лично Путина с Януковичем и их верных соратников, от нестабильности в Крыму выиграют разве что беглые бойцы «Беркута», которые уйдут от ответственности за убийства в Киеве. Все остальные, и жители Крыма, и остальной Украины, и России, — только проиграют. Назначенный на 30 марта референдум пройдёт в условиях, когда госучреждения Крыма контролируют анонимные боевики. К выяснению настоящего мнения жителей полуострова такой референдум не имеет отношения.

Одна из целей вмешательства России очень проста. Путину надо показать всем нам, что после революции бывает плохо. Всегда. Настолько плохо, что в стране становится невозможно жить и работать.

Пустой казны и хаоса во власти (что неудивительно и за что украинскую оппозицию сложно упрекнуть) для этого недостаточно. Лучше найти нестабильный регион вроде Крыма и устроить там не то что агрессию российских войск и даже не маленькую гражданскую войну между татарами и русскими, а просто ползучую вооружённую нестабильность, из-за которой Украине не видать ни инвестиций, ни Евросоюза, ни туризма.

Рациональным вариантом для Украины было бы скорейшее отделение Крыма: поживут пару лет независимо, как Южная Осетия (то есть в худшей возможной форме зависимости от России), и сами попросятся обратно.

Но положение Крыма не похоже на Осетию или Абхазию до 2008 года. Грузинские автономии воевали за независимость и во многом были независимыми. Крым независимым не был, и Украина не может позволить себе молчаливо смириться с потерей региона.

Хотелось бы верить, что вооружённого конфликта в Крыму удастся избежать. Но в случае, если невероятная война с Украиной действительно состоится, Путин и его вооружённые силы уже не будет иметь никакого отношения к России, а его победа станет для России поражением.

О конкуренции в протесте

Сегодня с утра на примере нескольких медийных событий можно довольно точно проследить, как именно зарождаются те-самые «внутренние противоречия в оппозиции», о которых так любят рассказывать посвящённые в тёмные политические таинства активисты. Все ненавидят друг друга! Никто никогда не сможет договориться!

Поводов на этот раз всего два. Один основной — то, что депутат городской думы Екатеринбурга и один из инициаторов партийного проекта сторонников Алексея Навального («Народного Альянса») Леонид Волков вошёл в Экспертный совет при правительстве РФ. И один второстепенный — «Добрый браузер», инициатива Навального в виде приложения к браузеру Chrome.

Волков оправдывал своё присутствие в Совете тем, что «меня туда включили, а не я туда вошел :)». Но это не помешало множеству людей упрекнуть его в согласии на сотрудничество, которое после событий последних месяцев, после выхода Елены Панфиловой из президентского Совета по правам человека стало делом неприличным. Волков к завершению написания этой заметки уже заявил о намерении выйти из Совета.

Среди критиков Леонида Волкова наиболее заметны активисты партии «Демократический выбор». Волков сам некогда сотрудничал с Демвыбором, но сотрудничество завершилось не очень дружелюбно, а впоследствии Волков публиковал в ЖЖ переписку, которая предположительно указывает на сотрудничество председателя партии Владимира Милова с властными структурами. Отметим, что Демвыбор три месяца назад поддержал на выборах мэра Омска Владислава Иноземцева, кандидата, отметившегося любопытным скандалом по ходу участия в интернет-праймериз. Иноземцев также вошёл в Экспертный совет при правительстве, но его сторонники из «Демократического выбора» не осудили такой шаг.

Read more

Алексей Неидеальный

Неоднозначный пост без ясной политической позиции, за который любители Навального с Эха возненавидели меня и объявили продажным глупцом. Знакомьтесь.

Слив переписки Алексея Навального с Никитой Белых был запланирован заранее. «Хакер Хэлл» (кто бы ни скрывался за этим именем — вряд ли это один человек) ещё во времена взлома твиттера Алексея заявлял, что вскоре опубликует интересные части его почты, а затем выложит полный архив. Архива пока, к сожалению, нет. Либеральные журналисты могут тысячу раз повторять, что не будут мараться и читать чужие письма, но читать всё равно придётся: не получить нужной информации из первых рук — первейший признак журналистской профнепригодности.

Другое дело, что руки, конечно, не совсем первые: если сам факт взлома ещё можно списать на профессиональную удаль неких хакеров, но сроки указывают на спланированную кампанию. Взлом твиттера точно совпал с назначением Навального членом совета директоров «Аэрофлота». Национальный резервный банк Александра Лебедева, который фактически провёл в «Аэрофлот» Навального, чтобы тот представлял их интересы (не надеется же кто-то, что Навальный правда будет заниматься расстановкой сидений и защитой прав пассажиров?), сейчас являет собой самую состоятельную структуру, способную открыто поддержать оппозицию в России, а денег на оппозиционную деятельность надо в принципе не так много, значительно меньше, чем на провластную: ведь всё, что можно делать бесплатно, активисты сделают и так.

Read more

Почему мы проиграли (на самом деле нет)

Эдуард Лимонов призывает к люстрации среди лидеров оппозиции и пишет, что был упущен шанс «бережно и быстро» превратить массовый протест в революцию. Но как могло состояться это превращение?

Распространённое заблуждение состоит в том, что митингующие на Болотной и Сахарова спали и видели, чтобы их использовали для свержения режима. Например, мобилизовали в «мирные» группы по захвату столичных улиц (и, как принято болтать, для штурма Кремля). На самом деле занять улицы было бы не так сложно. Разбить на площади палаточный лагерь и отстоять его — уже более сложная задача, но тоже выполнимая в летних условиях. К большому сожалению для сторонников теории «слива протеста», пришедшие на Болотную и Сахарова в основе своей не идиоты и не хотят заниматься бесполезными делами на благо чужих вождей. И, кроме того, пекутся о личной безопасности.

Мирный уличный протест даёт в первую очередь медийный эффект, посыл о том, что множество людей решительно выступают против власти. Каждый несогласный, узнав про акцию, так или иначе с ней себя ассоциирует. Выбирает, как действовать и поступать. Медийный эффект был, о массовых митингах узнала вся страна. Но оранжевой революции всё-таки не произошло. Так почему мы проиграли?

Дело не в том, что оранжевую революцию делать некому. Проблема в том, что оранжевая революция подразумевает проведение честных выборов или хотя бы перевыборов. Мы добились проведения (почти) честных выборов в Москве.  Мы добились проведения честных выборов в Ярославле и можем сделать то же во многих регионах. Это — главное достижение последних месяцев. Но мы вряд ли добьёмся проведения честных выборов, допустим, на Северном Кавказе. А пока фальсификации хотя бы в одном российском округе носят настолько массовый характер, о доверии к институту выборов думать не стоит.
Read more

День всенародного свинства

Алексей Навальный побывал на русском марше.

Множество тех, кто причисляет себя к либеральной интеллигенции, или побывали, или поддержали.

И к Навальному вопросов, пожалуй, нет. Его взгляды на вопрос разделять я не могу, но Алексей едет в Люблино из-за убеждений, а не за электоратом. Он и раньше ходил на Русские марши, и неоднократно говорил, что ходить собирается в будущем.

Речь сейчас про другое: про «Демократический Выбор», подмосковное «Правое Дело» и других демократов, которые считают сотрудничество (как и сам национализм) допустимым и полезным.

В поте лиц они доказывают, что их национализм — это не агрессия против приезжих, а укрепление границ, развитие миграционного законодательства (которое, кстати, вполне могло бы работать, если б не коррупция) и единение страны. Все эти аргументы направлены вовне, на оставшуюся часть либеральных избирателей и деятелей, с которыми надо худо-бедно поддерживать рукопожатные отношения.

Изнутри Русского марша их понимают иначе. На каждого умеренного националиста-интеллигента приходится тысяча человек с несколько более простой системой ценностей, которые присутствие демократов на своих акциях воспринимают как поддержку и оправдание.

Поддержку тех, кто сколачивал банды и убивал без разбора приезжих кавказцев, китайцев, выходцев из Средней Азии. Тех, кто убивал Маркелова, Бабурову, антифашистов. Тех, для кого убийцы — герои, нельзя поддерживать. Нельзя поддерживать даже намёком и брошенным словом. И явкой на акцию — тоже нельзя.

Каждая компания плоха ровно настолько, насколько плох её худший представитель. Если он не попал в компанию по ошибке, случайно затесавшись. Но радикальные националисты на Русском марше — это не случайность. Это костяк.

Именно поэтому участие в Русском марше — или позорный выбор, или большая глупость.

К вопросу о митингах

В живых журналах либеральной оппозиции — страшная брань относительно того, сколько людей пришло на митинг против Путина 23 октября на Пушкинской.

С одной стороны: «Демократический Выбор», представители которого считают, что только они умеют организовывать массовые акции оппозиции, что и было доказано на Болотной в сентябре-начале октября. Заслуг «Демвыбора» не отрицаю: они — неплохие организаторы и между собой пока не ругаются. Правда, на Болотную приходили не за Демвыбором, а ради всей коалиции. И для того, чтобы послушать выступающих, состав которых был на редкость хорош. Ещё одна сложность в том, что на Пушкинской оказались проклятые коммуняки вроде «Левого Фронта». Милов нашёл хороший ракурс митинга на Пушкинской, где полно красных флагов. Красные флаги — конечно, неприятно, но ракурсы бывают разные.

С другой стороны: «Солидарность», у которой и без Демвыбора полно своих проблем. Если так пойдёт и дальше, берусь прогнозировать, что через год организация будет существовать только в виде сообщества ЖЖ (не знаю, правда, которого из двух). О мнении этой стороны см. у Анны Каретниковой здесь и здесь. Митинг на Пушкинской вообще-то состоялся, и в какой-то момент порядка 1000 человек там, судя по фото, присутствовали (это если на Болотной 9-го было 1500). А может, на Пушкинской вчера было 800. А может, 1500. А какая разница? Если б вы знали, как бесит этот нелепый, сельскохозяйственный подсчёт голов.

Проблема, однако ж, имеется, и надо её решать получением точной статистики. Не присоединяться же к кретинам, которые считают среднее кол-во людей на квадратный метр, как на птицеферме. В этой связи есть предложение запускать на каждом митинге воздушный шарик (оранжевый, синий) с установленной фотокамерой, который бы фотографировал толпу сверху, а изображения передавал бы в интернет. С помощью софта для подсчёта голов мы получали бы точные результаты вместе с динамикой. Останется только попросить милицию, чтобы с фальшивыми головами не пускали.

Либертарианская партия: завершение дискуссии

Вчера опубликовал в ru_libertarians (не)большой пост про название Либертарианской партии и прочие вопросы, чтобы завершить дискуссию. В сообществе действительно есть место для дискуссий, так что ничего страшного не случилось. Хотя пост был далеко не самым политкорректным: в информационное сообщество организации пишут, что этой организации не то чтобы не должно существовать, но существовать стоит в другой форме. А какое моё дело, собственно?

Либертарианскую партию характеризует немалая внутренняя свобода. Это говорит о ней скорее с хорошей стороны. Взять истории про исключение из «Яблока» Навального и Яшина, к примеру. Лидеры партий боятся сильных идейных соперников в своих организациях — так недалеко и до смены лидерства. В случае «Яблока» такая перспектива была бы, наверное, даже на пользу — но к делам дней давно минувших не будем возращаться. Вопрос остаётся. Что делать, если разногласия в партии наносят ей ущерб, и как оценить ущерб? Довольно интересно, как этот вопрос будет интерпретировать организация, которая отстаивает идеи неограниченной свободы.

Несколько замечаний под катом, а с самим текстом можно ознакомиться или в оригинале с комментариями, или в копии.
Read more

Либертарианская партия: о названии и партийном строительстве

Текст поста в сообщество ru_libertarians, опубликованном в оригинале здесь.

Какое-то время назад я имел несчастье начать бесполезный спор о праве Либертарианской партии на использование в названии слова «партия». Олег Хриенко очно охарактеризовал мои высказывания про партию «обсиранием нас в интернете». Наверное, стоит ещё раз уделить время этому вопросу и расставить все точки.

Заранее оговорюсь, что я не экономист, не политик, не журналист и не из тех, кого можно назвать профессиональными блоггерами. Работаю в совершенно другой сфере, и интерес к политике для меня не является чем-то специфическим — интерес, по-моему, не больший, чем должен быть у любого человека с избирательными правами. И я рассматриваю ситуацию с позиции обывателя и вашего потенциального избирателя. Именно вашего, потому что либертарианские взгляды (в умеренной форме) мне близки.

Собственно, в чём проблема «партии» и почему название вызвало такую реакцию?
Read more