Tag Archive for эхо

Марш терпимости к нацистам

(пост написан ещё ночью: судя по фото, зигуют на РМ-2013 совсем чуть-чуть. А Навальный боялся)

Русский марш без участия Навального ничем не примечателен. Хотят ходить — пусть ходят. Хотят со свастикой — пусть со свастикой ходят. Пусть хоть картонный концлагерь построят и в ролевые игры играют. Нам-то что за дело, психиатры на эту тему давно высказались.

Лишь бы никого не убивали, не громили и не калечили.

Навальный на марш второй год подряд не выходит и объясняет: «Моё участие в Русском Марше сейчас превратится в адову кинокомедию: как Бонифаций в окружении детей, буду идти в толпе из 140 фотографов и операторов, старающихся снять меня на фоне зигующих школьников.
Естественно, наши «кремлёвские друзья» сделают всё, чтобы этих зигующих вокруг меня было всегда много».

«Вот смотрите, я пошёл на РМ и никто меня не съел, и я никого не съел, 95% — совершенно нормальные люди», — в другом месте указывает Навальный.

Алексей Анатольевич, если зигующих школьников всего 5%, выходите и соберите их вокруг себя. Глядишь, нормальному шествию консервативно настроенных граждан будет спокойнее идти, если все зиги сосредоточатся в одном месте.

Только не пойдёт Алексей на этот решительный шаг, потому что зигующих школьников там не 5%, а несколько больше. И злой руке Кремля вовсе не надо будет собирать их вокруг Навального, потому что куда бы он там ни попал, зигующие рядом всегда найдутся.

Навальный как умеренный националист считает Русский марш стоящим посещения мероприятием и судить его за это, в общем, не наше дело. Он бывал там до того, как стал популярным политиком, и в Люблино рядом с бородатыми нацистами-хоругвеносцами выглядел скорее чужим, нежели своим.

Но зачем сейчас призывать в Люблино сторонников и не идти самому? Навальный в марше не участвует, потому что его могут с зигами сфотографировать. А всех остальных звать туда, значит, можно. Вы, граждане, на пост мэра не баллотировались, на сложные политические компромиссы не шли, а зиги? Потерпите.

Возможно, стоит переименовать Русский марш в Марш терпимости. К атрибутике немецкого национал-социализма.

Выбор, который нельзя обжаловать

В истории с московскими выборами остаётся множество вопросов, на которые нет ответа. Один из них состоит в том, что случилось бы, если фальсификации действительно были бы массовыми.

8 сентября в большинстве районов города голоса или не воровали вовсе, или воровали не слишком заметно. По соседству, в Московской области, жулики действовали гораздо грубее: события в городе Видное служат примером того, как даже множество наблюдателей при деятельном участии оппозиционного кандидата физически не в силах противостоять фальсификациям.

Там, где у комиссий нет злой воли, а есть лишь указания начальства, само присутствие наблюдателей даёт избирательной комиссии возможность сказать: «Мы бы выполнили ваши указания и исказили проценты, но за нами следили. Что мы могли сделать?» В других случаях наблюдатели могут столкнуться с противодействием комиссии, и тогда потребуется вмешательство вышестоящей избирательной комиссии и полиции. Но ни те, ни другие не заинтересованы в скандалах и шуме. Ни те, ни другие не заинтересованы в том, чтобы жалобы на ход выборов были зафиксированы.

Будучи наблюдателем в территориальной избирательной комиссии (ТИК) района Алексеевский, в составе мобильной группы я объездил почти все участки нашего района. Мы выявили несколько серьёзных нарушений правил проведения голосования на дому. Процент голосов за кандидата от власти на выездном голосовании намного выше среднего из-за того, что голосование фактически не является тайным. Многие, конечно, голосуют искренне: пенсионерка в нашем районе проголосовала дома за Собянина и перекрестила урну, желая ему победы.

На одном из участков по нашей жалобе была аннулирована урна с бюллетенями на выездном голосовании. На ещё одном участке мы написали похожую жалобу о неверно оформленном реестре голосования на дому. В ответ председатель комиссии вызвала председателя ТИК на участок, чтобы разобраться в ситуации. Вместе с ней приехал глава управы.

Глава управы и глава ТИК пристыдили нас за то, что мы жалуемся ради отчётности за количество жалоб, которая якобы есть у оппозиционных наблюдателей (это ложь) и ради финансового вознаграждения мешаем работе комиссии (что тоже неправда). По их словам, количество жалоб составляет существенную информацию для префектур. Таким образом, в других районах, где допускали фальсификации, жалоб может не быть, а в их районе — будут, и члены комиссий понесут наказание в виде лишения, допустим, премий (в то время как у реальных фальсификаторов всё будет в порядке). Нарушение было несущественным, поэтому жалобу мы отозвали.

Кроме аннулирования урны, мы участвовали в подаче ещё одной жалобы: добились отстранения члена УИК за то, что она выдала бюллетень по доверенности. Выдала, правда, по распоряжению собственного руководства. Отстранённая была очень рада — рабочий день окончен, можно идти домой.

В конце дня мы с удивлением обнаружили, что ни одна наша жалоба не была зарегистрирована в протоколах, пришедших с участков в ТИК. На результаты голосования это никак не повлияло: итоги подсчёта полностью совпали с подсчётами наблюдателей. Председатель ТИК настаивала, что регистрировать надо только жалобы, оставшиеся без удовлетворения, что не соответствует действительности (Избирательный кодекс Москвы, ст. 72, п. 25 и п. 30). В УИКах никто из наблюдателей не заметил ошибки, да и нарушение было скорее формальным. Но можно быть уверенным, что при подаче существенных жалоб их скрывали бы ещё тщательнее.

У принятых в избиркомах палочной системы одна цель: сократить число жалоб, а если они есть, максимально отсрочить их рассмотрение. Комиссии надеются на то, что или наблюдатели перестанут упрямствовать, или, если они слишком принципиальны, дело рассмотрят вышестоящие комиссии и суд.

В теории перспектива суда должна мотивировать избиркомы действовать по закону.

Но этого не происходит. Любая формальная мелочь в оформлении протокола, которую допустила комиссия, трактуется судом против наблюдателей. Даже если всё оформлено правильно, протоколы могут объявить «тренировочными», как это случилось на одном из наших участков на думских выборах 2011 года. Прецеденты объявления результатов голосования недействительными по решению суда в России редки.

Там, где суды зависимы от исполнительной власти, идеально честных выборов быть не может. Потому в Москву в день выборов свозили военных, а на каждой центральной улице появились автозаки: у избирателей, лишённых законного пути достижения справедливости, остаются лишь противозаконные.

О чём это говорит?

Первое. Наблюдение на выборах очень важно. Наблюдатели реально влияют на результат, они способны превратить ненастоящие выборы в настоящие.

Второе. Обжалование итогов голосования после выборов у нас в стране сейчас невозможно. Побеждать придётся в условиях, когда фальсификации являются одним из факторов волеизъявления. То есть ставить целью набирать на 5%, 10% больше, чем необходимо для победы или для выхода во второй тур. Или быть готовым к тому, что на пропорциональных выборах будут украдены 10-20% голосов, поданных за партию (если число голосов невелико, эта доля может быть ещё выше). Украденные проценты придётся компенсировать честным голосованием: привлекать сторонников и использовать все доступные средства агитации. Кампания Навального показала, что это возможно.

И последнее: те, кто призывают к бойкоту выборов, сознательно или невольно служат интересам «Единой России». Уменьшение явки играет на руку кандидатам от власти и фальсификаторам выборов — и никому больше.

Загадочная история Константина Лебедева

Если вы следите за ходом Болотного дела, то наверняка уже знакомы с событиями прошлой недели относительно судьбы одного из обвиняемых, Константина Лебедева. Олег Кашин написал эмоциональную колонку на Colta.ru, а затем последовал подробный разбор биографии Лебедева от Олеси Герасименко (Коммерсантъ Власть), который пролил свет на не слишком известные эпизоды истории протеста последних лет.

Многие усмотрели в обоих текстах «звенья цепи», которые раскрывают Лебедева как прогнившего насквозь агента невесть чьих спецслужб. Но есть важные различия.

Кашин намекает, что Лебедев работал на наших правоохранителей и прокремлёвские движения, ссылаясь на распространяемые среди активистов слухи.

Герасименко же после множества интервью с теми, с кем общался Лебедев, не нашла этому факту подтверждений. Есть лишь свидетельства того, что Лебедев получал некие деньги из-за границы. Относительно, надо сказать, небольшие.

Никогда не был знаком с Лебедевым и могу только ссылаться на слова журналистов, которые занимаются его делом. (Жаль только, что хороших журналистских расследований по поводу событий 6 мая и их последствий очень мало, хотя дело очевидно войдёт в историю.) Интересно будущее Константина после освобождения. Кашин говорит, что не уверен, в какой стране и под каким именем Лебедев будет жить. Герасименко пишет, что Лебедев изучает испанский и собирается после освобождения в путешествие по Латинской Америке.

Read more

Сто тысяч сами себя не изгонят

Во время прочтения текста Лимонова о пропасти появился у меня вопрос о том, кто именно займётся изгнанием 100 тыс. западников-интеллектуалов из России. Изгнать-то не проблема, множество таких чужеродных Лимонову элементов тысячами уезжают из страны каждый год. А 100 тыс. — всего одна Болотная площадь. Не так много.

Но остаются почему-то именно те, кто Лимонову более всех отвратителен. Желание избавиться от них не удивляет. Остальные валят пачками, а тем-то на что родина сдалась?

Так кто будет выгонять?

Добродушные либералы стесняются говорить про Лимонова и его соратников плохо. Но какая от них польза в деле изгнания самих себя?

А массовой поддержки у «Другой России» не так много… хотя есть. Почитайте пост «Лимонов — Имя России«: «Лимонов оказался крупнее своих извечных соперников, Бродского и Солженицына. За Лимоновым следуют души будущих поколений, за теми уже давно не идет никто«.

В теории для изгнания проще всего использовать слегка изменённый путинский аппарат принуждения. Центр Л вместо Центра Э. Политзэков нынешних освободят. Другие появятся, которые уезжать не захотят. По версии партии «Другая Россия» они вряд ли будут считаться политзэками, скорее нарушителями миграционного режима. Гибкая позиция. Путин же говорит уверенно и искренно, что политзэков в России сегодня нет.

Гибкость «Другой России» свойственна. Лимонов 21 марта 2012-го пишет про новый закон о регистрации партий: «Теперь мораль. Подавать заяву на регистрацию  нормальные (то-есть находящиеся в здравом уме)  группы граждан не должны. В результате, единственно достойной партией будет та, которая не станет участвовать в этой сатаниской оргии, успешно организованной нашими российскими демиургами от власти«.

И новости от 4 февраля 2013-го: «Сегодня пресс-секретарь Эдуарда Лимонова Александр Аверин подал в Министерство юстиции документы о создании оргкомитета для проведения учредительного съезда партии «Другая Россия».

Задевает в этой истории то, что в число «откровенно чуждых, прозападных элементов» попадает немалая часть, например, выходивших поддерживать Лимонова по 31-м числам; они, конечно, и будут выходить, ибо добродушные либералы. А организаторы над ними как посмеивались от души, так и будут смеяться.

Придите к власти, Эдуард Вениаминович, и выгоните их всех, на самом деле. Они ведь идиоты. Негибкие. Сами не уедут.

Источник: блог на сайте Эха Москвы

Обломовщина-XXI

Как бы ни относились мы к понятию «креативный класс», оно имеет все права на жизнь: не как принадлежность к профессиональной группе, но как принадлежность к группе жаждущих созидательной революции.

Что может быть лучше? «Созидательная революция» — общечеловеческий идеал, который в той или иной форме свойственен каждому, даже самой консервативной на свете домохозяйке. Домохозяйка жаждет красивого ремонта в своём чисто убранном, но жутком от старости доме, и ради этого ремонта она готова кое-чем поступиться: частью сбережений или, того и гляди, спокойствием души.

Если уж домохозяйка мечтает о ремонте, то как человеку масштабно мыслящему не мечтать о ремонте в масштабах целой страны? Если взяться описать подготовку к этому великому ремонту, то кроме «креативного класса» вспоминается слово постарше — обломовщина.

Хрестоматийна статья иколая Добролюбова 1859-го года сейчас, как принято говорить, очень актуальна, причём актуальна не метафорически, а пугающе буквально:

«Передовым людям понравилось на дереве; они рассуждают очень красноречиво о разных путях и средствах выбраться из болота и из лесу; они нашли даже на дереве кой-какие плоды и наслаждаются ими, бросая чешуйку вниз; они зовут к себе еще кой-кого, избранных из толпы, и те идут и остаются на дереве, уже и не высматривая дороги, а только пожирая плоды.»

Read more

О предателях (10 декабря)

Сейчас бурно обсуждают материал New Times о том, как Сергей Пархоменко и Владимир Рыжков вели переговоры о митинге 10 декабря 2011-го года в присутствии зам.главы администрации президента Алексея Громова, а Алексей Венедиктов привозил переговорщикам «вискарь» в честь того, что договорённость состоялась.

Лимонов и ряд других исследователей проблемы, которые обвиняли Пархоменко, Рыжкова, Немцова и других организаторов акции в предательстве и «сливе протеста», сразу же заявили о том, что были правы во всём.

Правота их мне по-прежнему представляется сомнительной.

То, что решения о дозволенных местах митингов принимает администрация президента, не новость. Администрация принимает участие в решении всех ключевых вопросов в стране. Практика порочная, но такова реальность.

То, что представитель Администрации президента приезжал на переговоры в мэрию, неудивительно. Я бы не удивился и в том случае, если бы эти переговоры велись с АП напрямую. Это было бы честнее.

То, что можно было провести стотысячный митинг на Площади Революции, — ложь. Это можно сделать только в том случае, если перекрыты Моховая и Театральный проезд, чего никогда не допустила бы ФСО (буду приятно удивлён, если это разрешат 15-го декабря 2012-го).

То, что на несанкционированный митинг у нас вышло бы 100 тыс. человек — тоже ложь. Во-первых, все 100 тысяч не вышли бы, памятуя о Триумфальной, а во-вторых, вышедших бы ждали силы полиции вдесятеро большие, чем на Триумфальной, а также закрытый выход из метро и перекрытая со всех сторон площадь.

Да, непублично вести переговоры о массовой акции — некрасиво, мягко скажем. Сам был возмущён, когда узнал о смене места. Но наивно считать, что договорённости в мэрии решили судьбу страны.

Важнейший вопрос, на мой взгляд, состоит в следующем:

Кому и как именно помешали Пархоменко, Рыжков, Венедиктов и другие своими кулуарными договорённостями? Что переменилось бы, если бы эти договорённости не состоялись?

По моему скромному мнению, митинга в этом случае бы не было ни на одной из площадей. В лучшем случае была бы зрелищная потасовка в духе случившихся позже, 6 мая, событий на Болотной, с аналогичными последствиями. Но потасовки с полицией к тому моменту не было чем-то новым: они происходили на Триумфальной, на Маршах несогласных и на множестве других акций. А стотысячный митинг тогда собрали впервые за 20 лет.

В одном соглашусь с возмущённым народом: то, что в России пьют виски, штука страшная. Присвоим уже Алексею Алексеевичу возрастной рейтинг 18+ вместе со статусом британского агента.

Долги отцов

Наступил очередной период усталости от выборов, от митингов и от политики вообще. Даже новости о посадках по Болотному делу не вызывают острой реакции. Да и могут ли вызвать? Призыв на милость к падшим, как оказалось, не находит отклика. Несправедливость судебных органов воспринимается как природное явление. Наступила в России зима — к холодам. Попал в России под политическое следствие —значит, сядешь. Стоит ли возмущаться и протестовать против наступления зимы? Вряд ли: укутаться теплее и залезть под одеяло.

Момент разочарования в лидерах, который интегрированные блоггеры давно предсказывали, наконец, наступил: ругать Алексей Навального теперь модно, да и поводы есть. Не пришёл на Русский марш Алексей Анатольевич, заодно забанил журналиста Илью Азара, который двое суток подряд требовал пояснительную о неявке. Екатерина Винокурова написала очередной пост о разочаровании в кумирах. Припомнили, как усердно Навальный проталкивал в Координационный совет людей из своих команды. Припомнили, как говорил в июле родным узников Болотной, что их близким дадут маленькие или условные сроки: и вот Лузиняна, который сотрудничал со следствием и дал нужные материалы для признания происшествия массовыми беспорядками, сажают на 4,5 года.

Согласно официальной (и правдивой, на мой взгляд) версии, Навальный во время марша болел. Удобно: националисты довольны, что намерение пойти у Алексея было. Либералы довольны, что Алексей обдурил националистов фиктивным гриппом.

Недавно у Путина заболела спина — и мы слышим, что позвоночник ему выклевали стерхи, особо осведомлённые источники сообщают об инфаркте, и, разумеется, о смерти.

Насколько Путин фальсифицирует своё крепкое здоровье и насколько Навальный фальсифицировал свою болезнь?

Внимание к болезням означает, что внимающие сами не очень здоровы. Один из любопытных недугов, который распространился среди протестного движения широко и засел накрепко, заключается в том, что все почему-то считают, что окружающие им должны.

Люди должны решительно покидать уютные дома и выходить на любые, даже самые нелепые и незначительные акции, потому что иначе не свергнуть кровавую тиранию и вообще как можно быть таким трусом? Каждый час, который вы просидели на диване, — ваш вклад в рост и развитие чекистской хунты.

Read more

Сделайте хоть что-нибудь!

Наверное, любой, кто относит себя к оппозиции, уже успел высказаться насчёт того, что судьбы России зависят от миллионов граждан, которые не ходят на акции, не следят за политическими новостями и игнорируют всевозможные ужасы, которые происходят у нас в стране. Вместо митинга они поедут на пикник, вместо пикета в защиту политзаключённых — на вечеринку, а когда в Москве избивают очередного активиста оппозиции, они прочтут об этом в Твиттере, покачают головой и продолжат заниматься своими делами.

Просто напомню о том, что произошло за последние три дня. Вечером 19 октября в Москве был избит участник движения «Белая лента» Игорь Бакиров. Нападавший сказал ему: «Не прекратишь — убьём!» В тот же день в Саратове группой лиц был избит кандидат в депутаты от оппозиционной партии РПР-Парнас Евгений Кудряшов.

17 октября был допрошен и отпущен под подписку Сергей Удальцов. 18 октября был арестован на 2 месяца его помощник Константин Лебедев. Объявлен в федеральный розыск помощник депутата Госдумы Ильи Пономарёва Леонид Развозжаев. Лебедева и Развозжаева сажают по материалам телепрограммы «Анатомия Протеста-2». На основании мутной записи, которую передало сотрудникам НТВ «неизвестное лицо грузинской национальности», их обвиняют в подготовке захвата власти во Владивостоке и Калининграде, в планах организации лагерей боевиков, перекрытии железнодорожных путей, подготовке бунтов в колониях. Подобному размаху террора позавидовали бы Басаев и Усама бен Ладен.

И Лебедев, и Развозжаев, — участники множества оппозиционных акций, люди мирные и достаточно публичные, да ещё и кандидаты в Координационный Совет оппозиции, выборы в который проходят в эти выходные по всей России.

19 октября был арестован на 2 месяца ещё один обвиняемый по «Болотному делу» — 51-летнийкандидат наук Сергей Кривов.

Семь человек сейчас сидят в спецприёмнике за акции в поддержку политзаключённых на Красной площади.

Read more

Зачем я иду в Координационный Совет (на самом деле да)

Моя избирательная кампания в Координационный Совет оппозиции началась с публикации несерьёзных картинок, а добрые друзья из Либертарианской партии посетовали, что такое отношение нанесёт моей репутации непоправимый ущерб. Так что попробую рассказать определённо (и достаточно серьёзно), для чего я баллотируюсь в КС и что для меня этот орган.

Больше года назад я писал на Эхе о своей мечте: альтернативные всероссийские выборы в альтернативные органы власти. Идея утопичная, но на нынешний момент не более утопичная, чем проведение честных выборов на федеральном уровне. И дело не только в фальсификациях. Дело в том, что результатам голосования не доверяют. Если близкие мне по убеждениям либеральные политики выиграют выборы в нынешней избирательной системе, то огромная часть общества, которой они несимпатичны, эти выборы честными не признает.

Так что дело не в том, что «выборы» выигрывает Владимир Путин и «Единая Россия». Дело в том, что выборов не существует.

Замечательно, что нашлись люди, которые сумели организовать широко признанное и освещаемое в СМИ голосование, пусть даже в рамках оппозиции. Опыт, который получат организаторы этих выборов в процессе их проведения, как и опыт, который получат кандидаты в ходе дебатов и агитации, — невероятно ценен.

Read more

Охрана храма

Моего деда по линии матери зовут Николай Александрович Загородников. Ему 87 лет. Он прошёл войну от центральной России до Кёнигсберга. Он всю жизнь был и остаётся православным христианином, ходит в церковь и соблюдает таинства. Его вера не позволила ему вступить в партию, и он так и не сделал в советские времена значимой карьеры.

Мой дед считает, что судить Pussy Riot не за что, а процесс над девушками — политический и обусловлен вмешательством Владимира Путина и патриарха Кирилла.

Привожу это мнение в дополнение ко всем прочим, потому что мнение православных по этому вопросу более весомо, чем, например, моё личное мнение (а я считаю себя агностиком). Акция в Храме Христа Спасителя как повод для новостей начала иссякать: на очереди «Болотное дело», но в разговорах со знакомыми, не имеющими отношения к политике, тема осуждённых девушек всплывает невольно. Оказывается, многие, включая моих сверстников, считают, что девушек, может, и жалко, и государство у нас несправедливое, но они же напросились сами и хорошо раскрутили себя. Бывшая однокурсница по Юрфаку МГУ написала мне, что «дали мало». Да и правда. Подумаешь, два года. Ещё недавно в армии столько сид… то есть, извините, служили.
Read more

О конкуренции в протесте

Сегодня с утра на примере нескольких медийных событий можно довольно точно проследить, как именно зарождаются те-самые «внутренние противоречия в оппозиции», о которых так любят рассказывать посвящённые в тёмные политические таинства активисты. Все ненавидят друг друга! Никто никогда не сможет договориться!

Поводов на этот раз всего два. Один основной — то, что депутат городской думы Екатеринбурга и один из инициаторов партийного проекта сторонников Алексея Навального («Народного Альянса») Леонид Волков вошёл в Экспертный совет при правительстве РФ. И один второстепенный — «Добрый браузер», инициатива Навального в виде приложения к браузеру Chrome.

Волков оправдывал своё присутствие в Совете тем, что «меня туда включили, а не я туда вошел :)». Но это не помешало множеству людей упрекнуть его в согласии на сотрудничество, которое после событий последних месяцев, после выхода Елены Панфиловой из президентского Совета по правам человека стало делом неприличным. Волков к завершению написания этой заметки уже заявил о намерении выйти из Совета.

Среди критиков Леонида Волкова наиболее заметны активисты партии «Демократический выбор». Волков сам некогда сотрудничал с Демвыбором, но сотрудничество завершилось не очень дружелюбно, а впоследствии Волков публиковал в ЖЖ переписку, которая предположительно указывает на сотрудничество председателя партии Владимира Милова с властными структурами. Отметим, что Демвыбор три месяца назад поддержал на выборах мэра Омска Владислава Иноземцева, кандидата, отметившегося любопытным скандалом по ходу участия в интернет-праймериз. Иноземцев также вошёл в Экспертный совет при правительстве, но его сторонники из «Демократического выбора» не осудили такой шаг.

Read more

Политзаключённые 6 мая

Сегодня в Хамовническом суде Москвы начался процесс по делу участниц группы Pussy Riot. Процесс (и его онлайн-трансляции, которые доступны на сайте суда) ещё долго будут объектом обсуждения. Надя Толокно, Катя Самуцевич и Мария Алёхина, вероятно, останутся в СИЗО до начала 2013 года. Они — очередные политические заключённые путинской России.

Есть самые разные списки политзэков. Правомерность нахождения многих фамилий в этих списках оспорима, но неоспоримый факт состоит в том, что настоящих «политических» в стране многие десятки. Можно, конечно, говорить, что лет 70 назад их были миллионы, а нынешние цифры смешны. Но это не так. Даже один политический заключённый для современной страны — слишком много. А у нас их число неуклонно растёт.

13 человек сейчас находятся в СИЗО под арестом по так называемому «Болотному делу», посвящённому событиям 6 мая. Двое из них (Николай Кавказский и Алексей Полихович) были задержаны 24 июля и пробудут в заключении как минимум до конца сентября. Вполне возможны новые аресты.

По версии следствия, на Болотной площади митингующие якобы устроили массовые беспорядки (ст. 212 УК РФ, до 2 лет лишения свободы) с применением насилия против представителей власти (ст. 318 УК, до 10 лет), хотя и устроительство, и беспорядки находятся на совести полицейского начальства. В то же время полиция и ОМОН сами совершили на Болотной множество уголовно наказуемых деяний, которые были зафиксированы на видео и расследованием которых никто не занимается.

В следственном изоляторе по «Болотному делу» находятся:

Владимир Акименков
Олег Архипенков
Андрей Барабанов
Федор Бахов
Ярослав Белоусов
Степан Зимин
Николай Кавказский
Михаил Косенко
Максим Лузянин
Денис Луцкевич
Алексей Полихович
Артём Савелов
Рихард Соболев

По тому же делу проходят ещё трое подозреваемых: Александра Духанина и Александр Каменский находятся под домашним арестом, а Мария Баронова — под подпиской о невыезде.

Условия содержания в российских СИЗО тяжелы, а оказание медицинской помощи находится на крайне низком уровне. У всех задержанных отнимают части жизни, здоровья, карьеры и репутации за события, ответить за которые должны совсем другие люди.

Всем им нужна помощь и поддержка.

Формы поддержки могут быть самые разные — 30 июня, например, в Москве состоялся аукцион со сбором средств для тех, кто сидит по Болотной. На cайтах, посвящённых «Болотному делу» и политзаключённым в целом, можно найти информацию о других видах помощи. Самое меньшее, что может сделать любой из нас, — внести в дело их защиты определённый материальный вклад.

И напоследок: сегодня президент Медведев в интервью The Times высказался о том, что девушкам из Pussy Riot «повезло» и они «прославились», хотя тюрьма — «довольно серьезное испытание для них и для их семей». Полагаю, что для Путина, Медведева и их семей тюрьма тоже станет достаточно серьёзным испытанием.