Café Society

Много раз писал, что все фильмы Вуди Аллена одинаковые: из последних запомнилась «Полночь в Париже» (да и то, если честно, напрасно), но сколько он уже снял с тех пор? Каждый год выходит новая серия. Концентрироваться на отличиях Café Society от предыдущего творчества Аллена нет смысла (спойлер: ничем). Гораздо интереснее, как сюжет Аллена соотносится с современным кинематографом вообще.

Голливуд на самом деле привержен высокой морали, фильмы, где с положительной точки зрения показано очевидное зло, можно по пальцам пересчитать. Взять «Дэдпула», например: добрейшее кино. Наказывают только злодеев. Или «Игру престолов»: иногда кажется, что там карают за добрые дела, но на самом деле там царит хаос, наказать могут любого, кто недостаточно смышлён или силён, чтобы защитить себя. В этом смысле шестой сезон из Мартина превратился в Толкина: добро торжествует, грехи отмщены. Серия, где убивают мирных служителей Семерых во главе с Рэем (Иэн МакШейн), режет глаз именно потому, что она тоже устроена по толкиновской схеме: зло не хаотично, а бесцельно карает добро.

wasp2015_day_05-0167.CR2

Так вот, у Вуди Аллена, — не знаю, намеренно или нет, — получилось кино, где воспевают насилие, жадность и непотизм. Основной комический эффект, кроме смешных шуток про евреев, привносят периодически повторяющиеся сцены, где людей избивают, расстреливают и заливают в цемент. Главный герой (Джессе Айзенберг) свободно пользуется кумовством и работает на побегушках у мафии. Его поэтичную романтическую натуру это нимало не смущает.

Мелодраматический дуэт Айзенберга и Кристен Стюарт выглядит настолько пошло, что кажется, будто Аллен специально пытается опошлить всякую любовь и всякую поэзию. В противостоянии грубой вселенной и тонких чувств симпатии фильма (не уверен насчёт симпатий автора), конечно, на стороне чувств, но тонкость выглядит жалкой, да к тому же довольно толстой.

Если этот фильм и умеет что-то возбуждать, так классовую ненависть: герои фильма слишком пренебрежительно смотря на очереди к пунктам раздачи еды. Богатство и веселье добыты не то чтобы потом рабочих и крестьян, но кровью несчастных конкурентов, залитых в бетон. Что, надо признать, не мешает восторгам целевой аудитории: девушка в летнем кинотеатре ВДНХ при мне восклицала, что пересмотрела бы весь фильм прямо сейчас ещё раз, и ещё.

3,5/10

03-0