Archive for 26 марта 2015

Insurgent (Дивергент, глава 2: Инсургент)

Трис Прайм (Шейлин Вудли) и её непокорные друзья, которых в первой части жестоко подставила злодейка Джанин (Кейт Уинслет), укрываются в сельской местности. Словно хоббиты, они занимаются земледелием, собирают цветы и кушают лучок, но это ненадолго: на территорию добрых фермеров вторгаются люди Джанин; начинается стрельба и хаос, сельский труд остаётся далеко позади, и мы попадаем в известный по первой части полуразрушенный Чикаго, где благородные герои ведут борьбу за жизнь и любовь среди нескольких группировок разной степени отмороженности.

Insurgent stills Инсургент кадры

Чикаго — единственный уцелевший на Земле город — выглядит во второй части заметно лучше и яснее, чем в первой. Бюджет на спецэффекты вырос, хотя местами графика выглядит по-телевизионному размашисто. Ярких событий стало больше, фильм получился цельным, и это заслуга режиссёра Роберта Швентке (RED, Flightplan), который пришёл на замену Нилу Бергеру.

Вероника Рот писала книгу-первоисточник в возрасте двадцати трёх лет; в отличие от Сюзен Коллинз («Голодные игры»), Рот несколько увлеклась сентиментальной бытовухой, и сценаристы ради драматизма вывернули вторую половину книги наизнанку. Но персонажей первой части подбирали скорее для мелодрамы с элементами экшена, нежели для экшена с элементами мелодрамы. Герои, даже главные, лишены развития и возможности выбора. Весь актёрский состав будто взят из посредственного сериала, кроме Уинслет, которой фильм начинается и завершается, и Наоми Уоттс: последняя должна играть роль матери Фора (Тео Джеймс), но выглядит в свои 46 моложе 30-летнего Тео.

Insurgent stills Инсургент кадры

Первая часть («Дивергент»), несмотря на невысокое качество, прекрасно продавалась, и в этом мудрый расчёт продюсеров из Lionsgate и Summit Entertainment: весь цикл про дивергентов задуман как упрощённое и будто бы сознательно отупляющее представление (как представители касты интеллектуалов могут быть такими недоумками!). Все ходы этого театра просчитаны, сцены при необходимости по несколько раз пересняты (что привело к досадными киноляпам — но кому какое дело), фокус-группы довольны, и кино без труда собирает 200-300 миллионов в мировом прокате.

Чтобы эта конструкция к третьей части наконец-то изменила очертания в сторону большей сознательности, Инсургенту можно пожелать разве что провала. Но провала не будет: сборы в США лишь немного уступили первой части, а во всём мире — увеличились благодаря популярности Шейлин Вудли и её нежного летнего фильма The Fault in Our Stars. Выход следующих «Дивергентов», Allegiant Part 1 и Part 2, запланирован на 2016 и 2017 год, и остаётся робкая наивная надежда, что они окажутся несколько лучше предшественников: ниже падать особенно некуда.

4,5/10

Insurgent stills Инсургент кадры

Робот по имени Чаппи (CHAPPiE)

Йоханнесбург 2016 года захлестнула волна бандитизма. Полиция для наведения порядка пользуется роботами, которых в местном Сколково производит компания Tetra Vaal: машины беспрекословно выполняют команды, неуязвимы для пуль и метко стреляют. Преступность падает, Tetra Vaal получает заказы из Штатов, Китая и Северной Кореи, но внутри компании назревает жестокая конкуренция. Талантливый ботаник Дин (Дев Пател) мечтает привить роботам искусственный интеллект, а маньяк-милитарист Винсент (Хью Джекман) жаждет заменить человекоподобных поделок Дина на созданную им грандиозную машину убийства.

Дин тайком вывозит из компании списанного робота, наделяет его сознанием и попадает в заложники к южноафриканской группе Die Antwoord, участники которой (Ниндзя и Йоланди) носят в фильме собственные сценические имена. Банда Ниндзя — добрые разбойники — должна огромную сумму местному наркобарону с золотым калашом (Брэндон Оре); они затевают ограбление, а заодно приобщают робота, названного Чаппи, к уголовному быту.

Chappie Чаппи stills кадры

Chappie по уровню смертоносной наивности напоминает поножовщину в девятом классе средней школы, затеянную то ли из-за красивой девочки, то ли из-за грубого слова, — никто не помнит, с чего всё началось, но остановиться уже невозможно. Дин — худой романтичный парень с розовыми слониками в голове. Хью Джекман — школьный садист-хулиган. Сигурни Уивер (глава Tetra Vaal) — классный руководитель: вмешиваться в разборки учащихся не хочется, но приходится.

Chappie Чаппи stills кадры

Технологическая подоплёка Chappiе тоже наивна до безобразия: подробности превращения компьютера в искусственное сознание (которое к тому же нельзя «копировать», потому что оно мистически связано с телом робота) не разглашаются, как не разглашаются и подробности перевода человеческого сознания в цифровую форму. Вторая разновидность роботов, модель Хью Джекмана, напоминает дроида-энфорсера ED-209 из классического «Робокопа» Верховена, который расстреливает топ-менеджмент корпорации Omni на собственной презентации. Робот, которого Джекман предлагает полиции, ни много ни мало может сбивать самолёты, оснащён кассетными бомбами, ракетами, пулемётами и гигантской клешнёй! Такого рода изделие надо было предлагать не полиции Йоханнесбурга, а вице-премьеру Дмитрию Рогозину, известного любовью к боевой робототехнике.

В «Робокопе» автоматизированный робот опасен и даёт сбой — но робот с сознанием человека эффективен и гуманен. В Chappie всё наоборот: зло воплощено не в роботах, а в людях; по-детски чистое сознание машины воспринимает ровно то, что внушают ей окружающие. Возобладавшая в последние десятилетия тенденция показывать искусственный интеллект как первородное зло, стремящееся уничтожить цивилизацию («Терминатор», «Матрица») сменяется концепцией Станислава Лема («Ананке») о том, что компьютер может творить зло лишь постольку, поскольку человек его этому научит.

Chappie Чаппи stills кадры

Chappie — донельзя романтичное кино, небрежное и неточное, но всякий раз искреннее. Неудивительно, что кинокритики его возненавидели: на Rotten Tomatoes фильм оценили ниже Blackhat Майкла Манна и лишь немногим выше 50 Shades of Grey. Не верьте. Чаппи — это прекрасно. Это один из лучших саундтреков Ханса Циммера, который вкраплён в кислотную южноафриканскую музыку. Это легендарный полый небоскрёб Ponte City, достопримечательность Йоханнесбурга и самое высокое жилое здание Африки, которое после падения апартеида стало местом разгула наркомафии и служило прототипом сюжетов о киберпанковских высотках, снизу доверху заселённых преступниками (Бломкамп показывает его таким, каким оно было в восьмидесятые). Это, наконец, Die Antwoord и хорошо знакомая Бломкампу культура южноафриканских трущоб. По слухам, Ниндзя вёл себя на съёмках настолько мерзко, что навсегда испортил отношения с режиссёром, — вероятно, просто слишком вжился в роль.

Офисный мир Tetra Vaal на фоне бандитских разборок и ограблений на хайвеях (ещё одно традиционное южноафриканское развлечение) выглядит искусственным и незначительным, но это скорее не порок, а сознательное решение. Жаль только, что городские панорамы Йоханнесбурга выглядят нечёткими и безжизненными.

Chappie Чаппи stills кадры

После просмотра среднестатистического математически выверенного блокбастера, как прошлый фильм Бломкампа («Элизиум»), возникает ощущение скованности тесного стального мира; в «Чаппи» этого нет. Вас будто погружают в кислотного цвета воду, усыпанную розовыми лепестками. Выбираться из этого фильма — всё равно что вылезать на мороз из бани: при всей видимой фантастичности сюжета мы, возможно, живём в одном из последних поколений, когда смерть считается неизбежной участью каждого человека.

8,5/10

Chappie Чаппи stills кадры

Немцов

Немцов убит.

Мне нечего сказать, просто посмотрите, каким он был. Это фотографии 2011 года. С форума «Последняя осень» и сентябрьской акции на Чистых прудах.

Приходите завтра в 14:00-15:00 на Китай-город. Будет марш памяти до места убийства. Это важно.

Борис Немцов 2011

Борис Немцов 2011

Борис Немцов 2011

Борис Немцов 2011