Бесконечная война

Мариуполь 24 января 2015 года. Тридцать убитых, больше сотни раненых. Год назад невозможно было представить себе, что из артиллерии, вероятно, российского происхождения будут обстреливать украинский город с полумиллионным населением. ОБСЕ установила, что стреляли из сёл, подконтрольных ополченцам, но Россия по-прежнему утверждает, что в случившемся виновен Киев. «Прекратите потакать украинским ястребам», — 26 января заявляет представитель России в ООН Виталий Чуркин.

Год назад снайперы расстреливали людей на киевских улицах, прилегающих к Майдану. В то время сторонники президента Януковича (а затем и сам Янукович) утверждали, что протестующие стреляют в себя сами и что убийства — провокация. Подобных провокаций с тех пор произошли десятки. 17 июля 2014 года ополченцы заявляют о сбитом украинском транспортнике. Вскоре выясняется, что на самом деле сбит Boeing 777 малазийских авиалиний. В катастрофе погибли 298 человек. Славный подвиг зенитчиков Новороссии сразу же превратился в провокацию киевской хунты.

Если верить в провокации, то новая украинская власть сотнями убивает людей просто для того, чтобы обвинить в их смертях Россию. Миролюбивые ополченцы, вооружённые трофейным оружием и военной техникой, собранной из остатков подбитых украинских машин, безо всякой российской поддержки ведут отважную борьбу за независимость.

Обсуждать тот факт, что обе стороны конфликта лгут, нет смысла: полноценная информация о каждом спорном случае будет доступна лишь после долгих расследований, а ложь в условиях войны — обычное дело: в поражениях и преступлениях сознаются лишь в том случае, когда нет другого выбора. Но за декларациями о том, что в насилии виновны обе стороны, тоже скрыт обман. В продолжении кровопролития заинтересована лишь сторона ополчения.

Цель войны на юго-востоке Украины — не в том, чтобы получить сухопутный коридор в Крым и тем более не в захвате Киева. Цель в том, чтобы вести с Украиной бесконечную войну на истощение.

Война такого рода может казаться бессмысленной. Но её ведение, которое не может завершиться ни победой, ни поражением, даёт множество преимуществ. Военные и сырьевые ресурсы российской стороны намного превышают украинские. Проблема с поиском внешних врагов отпадает сама собой. Внутренний враг — малочисленная и плохо организованная оппозиция — оказывается ещё более разобщённой. Политик, который высказывается против российской агрессии, становится врагом не просто власти, но народа. Присутствие тысяч вооружённых людей у границы, которые органично ненавидят противников действующей власти, само по себе служит гарантией стабильности. А санкции — повод для радости: на правящем классе они никак не сказываются, а падение уровня жизни приводит к безработице, которая повышает число потенциальных рекрутов для «ополчения».

Войну в Новороссии невозможно прекратить с помощью дипломатии или разумных доводов. Эту войну развязали агрессивные варвары. Для варвара нет ничего ценнее насилия и обмана, и гибель жителей Мариуполя — не ошибка, а выполнение программы: безнаказанно убивать и перекладывать вину на тех, кто пытается сопротивляться.

В конфликте варварства и цивилизации у варваров есть несомненное преимущество. Пока цивилизация не без любопытства, но на безопасном расстоянии наблюдает за войной, варвар пользуется полной свободой действий. Находясь в России, в самом центре Москвы, в местах, которые внешне напоминают цивилизацию, сложно поверить, что за внешней опрятностью скрыта наша общая дикость. И дикость эта не исчезнет сама собой: прекращение войны для варвара представляет смертельную опасность.

26-01 sm