14 марта 2015 года

Вчерашние отключения интернет-СМИ (Грани.ру, ЕЖ.ру, Каспаров.ру), зачистка Ленты.ру и блокировка ЖЖ Навального хорошо дополнило очередное лицемерное выступление Виталия Чуркина в заседании Совбеза ООН по Крыму, где он сослался на опыт Косово (которое никто не присоединял) и несколько референдумов о независимости.

Ни в одном из этих референдумов не шла речь о присоединении к другому государству. Случай острова Майотта, на который ссылался Чуркин, уникален, — в 1974 году Майотта единственная из 4-х Коморских островов проголосовала против независимости от Франции и осталась в её составе вопреки резолюции ООН. Но Майотта никогда не была частью другой страны, как Крым.

Чуркин об этом не упомянул, но это и не нужно. Все его заявления рассчитаны на внутрироссийское употребление и за рубежом уже никого не интересуют.

Тем временем до референдума в Крыму осталось два дня.

Если нынешние тенденции продолжатся, через год мы получим совсем другую Россию.

В этой России будут заблокированы и уничтожены все независимые СМИ. Эху Москвы, вероятно, удастся уцелеть, но куда большими уступками, нежели сегодняшнее удаление блога Навального.

В этой России, памятуя об опыте Египта, не закроют полностью Twitter и Facebook (что вызвало массовый выход людей на улицы в Каире), а займутся адресными мерами в отношении популярных пользователей соцсетей.

В этой России очередная мирная демонстрация завершится очередным Болотным делом. Оппозиция у нас настолько мирная, а новое дело настолько необходимо, что ОМОНовцев попросят кидаться асфальтом друг в друга, на что они охотно согласятся.

В этой России не будет никакой политики и не будет даже нынешней чахлой многопартийности. Мера пресечения оппозиционным политикам будет меняться по ситуации. Сажать их не будут, а продолжат сажать, как за 6 мая, случайных людей. Лидеры будут объявлены предателями своих осуждённых сторонников.

В этой России на условиях неясной ассоциации будет состоять Крым, и его будут красить на картах в чуть более бледный цвет, чем остальную территорию. Если Крым станет независимым, его признают Науру, Тувалу, Никарагуа, Венесуэла и другие страны, что признали Южную Осетию и Абхазию. А также сами Абхазия и Осетия.

В этой России Крым будет единственным местом, где за несанкционированные митинги с российскими флагами людей не будет избивать и задерживать ОМОН.

Эта Россия сплотит вокруг себя всю Украину без остатка. За исключением того же Крыма, который в течение года или двух будет пожинать милости новых хозяев. Если же с проблемами столкнётся и Крым, то виновницей объявят Украину: за то, что не станет пропускать через границу всех желающих и сократит туристический поток.

Эта Россия без лишнего шума уничтожит свою международную репутацию. Из Восьмёрки её не выгонят, но собираться она перестанет, а из Совета Европы не исключат, но и воспринимать всерьёз не будут.

Инвесторы будут постепенно уходить с российского рынка, постепенно будет падать цена акций, постепенно будет оседать курс рубля. Биржевиков объявят одними из виновников экономического спада.

Но спад состоится далеко не для всех, потому что цена на нефть в таких условиях вряд ли станет падать. На чиновников, ОМОН и армию в любом случае хватит.

Безработные свободолюбивые журналисты так или иначе обзаведутся новой работой, но за их перемещениями между изданиями будут бдительно следить, а места их избыточной концентрации — закрывать.

Все, кто может уехать, постараются уехать или во всяком случае купить за границей квартиру. На всякий случай.

Всё это вполне можно осуществить в течение всего одного года. А потом тем, кто остался, придётся много и долго терпеть. Может быть, даже войну. Германии для того, чтобы стать нормальной страной, пришлось пережить целых две.