Archive for 19 декабря 2012

Мороз нации

Скачать можно по ссылкам ниже:

.txt
.doc

МОРОЗ НАЦИИ

Полный текст ( ~27 тыс.знаков/11 страниц )

Господин Сельянинов проснулся от холода. Так случалось каждый раз, и он уже не помнил, когда в последний раз просыпался по какой-то другой причине. Да и могла ли быть другая причина?

Сельянинов выглянул в окно и увидел, что почти наступил рассвет. Расцвеченный ярко-оранжевым кусок неба на востоке был очень красив, но не радовал привыкший глаз. Небо наверху было настоящим, но напоминало ледяную глыбу. Тёмно-синее, без единого облачка, оно всем видом своим показывало, какой мороз снаружи. Там, на высоте, всегда очень холодно, вспоминал Сельянинов. Чем выше, тем холоднее.

Еды у Сельянинова дома не было, и он знал, что вода за ночь замёрзла. Долго он лежал в кровати под двумя одеялами, но сейчас не хватало и двух: вылезать в холодную комнату было страшно. Наконец, Сельянинов понял, что мёрзнет ещё хуже, чем во сне: вскочил с кровати, натянул наспех одежду с тёплыми носками, включил несколько обогревателей и тепловентилятор, который направил к его кровати поток сушёного тёплого воздуха. Сбегал на кухню, включил электрическую плиту и поставил на неё полузамёрзший чайник.

Затем он снова юркнул в постель. Отовсюду тянулся запах гари, свойственный обогревателям. Сельянинов считал, что за гарь отвечают его соседи: у многих из них были дешёвые, недоброкачественные радиаторы, которые часто горели. Было большой удачей, что в квартире наверху никогда не было пожара. Иначе его бы залили водой, как заливали многих здесь.

Несмотря ни на что, согреться было очень сложно. Сельянинов решил наполнить ванну горячей водой: когда он включил воду и опять скрылся под одеялом, ему показалось, что вновь стало холоднее. Окна и стены источали холод. Окна, верно, давно стоило поменять, но лучше это было делать в тёплое время года: а когда теперь оно настанет?

Read more

О предателях (10 декабря)

Сейчас бурно обсуждают материал New Times о том, как Сергей Пархоменко и Владимир Рыжков вели переговоры о митинге 10 декабря 2011-го года в присутствии зам.главы администрации президента Алексея Громова, а Алексей Венедиктов привозил переговорщикам «вискарь» в честь того, что договорённость состоялась.

Лимонов и ряд других исследователей проблемы, которые обвиняли Пархоменко, Рыжкова, Немцова и других организаторов акции в предательстве и «сливе протеста», сразу же заявили о том, что были правы во всём.

Правота их мне по-прежнему представляется сомнительной.

То, что решения о дозволенных местах митингов принимает администрация президента, не новость. Администрация принимает участие в решении всех ключевых вопросов в стране. Практика порочная, но такова реальность.

То, что представитель Администрации президента приезжал на переговоры в мэрию, неудивительно. Я бы не удивился и в том случае, если бы эти переговоры велись с АП напрямую. Это было бы честнее.

То, что можно было провести стотысячный митинг на Площади Революции, — ложь. Это можно сделать только в том случае, если перекрыты Моховая и Театральный проезд, чего никогда не допустила бы ФСО (буду приятно удивлён, если это разрешат 15-го декабря 2012-го).

То, что на несанкционированный митинг у нас вышло бы 100 тыс. человек — тоже ложь. Во-первых, все 100 тысяч не вышли бы, памятуя о Триумфальной, а во-вторых, вышедших бы ждали силы полиции вдесятеро большие, чем на Триумфальной, а также закрытый выход из метро и перекрытая со всех сторон площадь.

Да, непублично вести переговоры о массовой акции — некрасиво, мягко скажем. Сам был возмущён, когда узнал о смене места. Но наивно считать, что договорённости в мэрии решили судьбу страны.

Важнейший вопрос, на мой взгляд, состоит в следующем:

Кому и как именно помешали Пархоменко, Рыжков, Венедиктов и другие своими кулуарными договорённостями? Что переменилось бы, если бы эти договорённости не состоялись?

По моему скромному мнению, митинга в этом случае бы не было ни на одной из площадей. В лучшем случае была бы зрелищная потасовка в духе случившихся позже, 6 мая, событий на Болотной, с аналогичными последствиями. Но потасовки с полицией к тому моменту не было чем-то новым: они происходили на Триумфальной, на Маршах несогласных и на множестве других акций. А стотысячный митинг тогда собрали впервые за 20 лет.

В одном соглашусь с возмущённым народом: то, что в России пьют виски, штука страшная. Присвоим уже Алексею Алексеевичу возрастной рейтинг 18+ вместе со статусом британского агента.