Кто представляет протестное движение? Интервью сайту Kasparov.ru

— Зачем создается КС оппозиции?

— Координационный совет создаётся для тех, кто будет его избирать. До окончания регистрации на время написания этого текста оставалось три дня, а зарегистрировано и верифицировано для участия в голосовании уже 86 тысяч человек. К 18 октября, когда регистрация будет закрыта, избирателей будет уже 100 тысяч, а то и больше (на 18.10.2012 зарегистрирована уже 151 тысяча человек — А.З.). Для интернет-голосования со сложной системой идентификации это весомая цифра.

Эти люди считают себя оппозицией, и КС будет представлять их интересны. Признанный лишь частью нашего протестного движения и уж точно не принятый властью, КС не будет обладать значительными ресурсами и чётко очерченными полномочиями. Так что я разделяю скепсис тех, кто не считает его способным к так называемым «реальным делам». Но реальную работу Совет в силах подготовить.

— Должен ли КС выстраивать отношения с властью?

— В контактах с представителями власти нет ничего предосудительного, если речь не идёт о лицах, причастных к преступлениям и злоупотреблениям (да и с такими в ряде случаев можно разговаривать — с террористами тоже ведут переговоры). А взаимодействовать с властью на первых порах предстоит разве что на тему проведения митингов. Видимо, этим будут заняты те участники КС, кто уже участвовал в оргкомитетах митингов и обладают опытом в проведении массовых мероприятий.

— Почему Вы приняли решение выдвинуть свою кандидатуру?

— Как минимум для того, чтобы больше узнать о своих возможностях в таких областях, как составление предвыборных программ, для получения опыта публичных выступлений, для того, чтобы поддержать коллег по Партии 5 декабря. Максимум: чтобы попасть в КС и программу свою осуществить.

— Вы идете на выборы от блока «Партия 5 декабря». Кто еще входит в ваш блок, и какую программу вы предлагаете избирателям?

— Наш блок — самый пространный из всех, которые выдвигаются сейчас в Координационный совет. В его состав входят Юлия Галямина, Григорий Колюцкий, Наталья Пелевина, Андрей Быстров, Мария Баронова, Пётр Царьков, Анна Каретникова, Сергей Давидис, Константин Янкаускас, Наталья Чернышева, Денис Билунов, Роман Доброхотов и я.

Мы намерены отстаивать интересы либерально настроенной части оппозиции. В нашей организации нет выраженного лидера, и мы будем выступать за безусловный демократизм принятия решений в рамках КС, точно так же, как делаем в рамках нашей партии. Будем заняты протестными акциями, участвовать в федеральных и местных выборах, в подготовке правовых и политических реформ, продвигать образовательные программы.

В нашем блоке состоит действующий член ОНК при ГУВД Москвы Анна Каретникова, член Комитета 6 мая Сергей Давидис, а Мария Баронова проходит обвиняемой по так называемому Болотному делу. Поэтому одним из наших приоритетов будет защита и поддержка политзаключённых.

Поскольку я разделяю праволиберальные идеи и во многом солидарен со взглядами либертарианцев, меня звали в Либертарианский блок, переговоры о создании которого сейчас ведутся. Если он будет создан, приму участие в его работе. Правила ЦВК допускают членство в нескольких блоках. Например, некоторые участники Партии 5 декабря также вошли в блок Объединённого Гражданского Фронта, созданный Гарри Каспаровым.

— Чем Вы лично планируете заняться в КС?

— Прежде всего собираюсь заниматься проектами, которыми я занят уже. Такими, как наблюдение на выборах, информирование о деятельности оппозиции, работа над созданием и расширением партии, в которой состою.

Одной из основных своих задач я вижу популяризацию деятельности Совета. Достижения КС должны стать более интересными и доступными для широкой публики, а его работа должна быть живой и неформализованной. Думаю, одним из основных критериев успешности нынешнего Совета будет численность голосующих на выборах в следующий состав Совета. Если мы достигнем миллиона зарегистрированных избирателей — это будет немалым успехом!

—  Расскажите, как проходит Ваша избирательная кампания?

— Если не считать провокационных картинок в социальных сетях, моя кампания проходит достаточно спокойно: пишу в блоги и в социальные сети о себе и своих коллегах по избирательному блоку. Я проиграл в первом туре дебатов «Дождя» депутату Дмитрию Гудкову, но это скорее следствие его известности: выступали мы оба примерно на одном и довольно среднем уровне. В то же время я занял второе место в голосовании, получив большую поддержку, чем двое других участников этих дебатов.

Пожалуй, наиболее полезным итогом этой кампании для меня стало то, что я чётче смог сформулировать для себя характер своего участия в политической жизни, свою программу и устремления в этой сфере.

— Готовы ли вы в рамках КС идти на компромиссы с людьми, с которыми при обычных условиях не стали бы работать?

— Работа в Совете потребует взаимодействия со всеми политическими силами. Например, с националистами, взгляды которых я считаю безнадёжно устаревшими и разрушительными для современной России. Это относится не только к русским националистам, но и к националистам, представляющим другие народы России, а также к религиозным фундаменталистам. В то же время я выступаю сторонником свободы слова и совести и не считаю себя вправе осуждать своих сограждан за их убеждения, пока эти убеждения не приводят к совершению насильственных преступлений или к поддержке преступников.

Так что да: я готов работать с националистами, а также представителями любых других идеологических течений, взгляды которых не разделяю. Идти с ними на какие-либо компромиссы, противоречащие моим взглядам, я не готов.

—  Следите ли Вы за дебатами других кандидатов в КС? Если да, то кого бы Вы выделили?

— Да, я смотрел практически все раунды дебатов. Выделил бы своих коллег по избирательному блоку, таких, как Наталья Черникова, Сергей Давидис, Юля Галямина и Денис Билунов. Выступление Черниковой было, на мой взгляд, самым живым и светлым из всех прозвучавших. Мне также понравились выступления Андрея Илларионова и Владимира Осенина.

— Вы планируете сотрудничать с КС, даже если Вас не изберут?

— Да, разумеется. Считаю, что все кандидаты, которые не были избраны, должны продолжить сотрудничество с КС в тех объёмах, в которых сам Совет такое сотрудничество допустит. Иначе какой смысл в следующий раз пробовать туда избраться? Если же Совет будет ограничивать участие тех, кто в него не вошёл, в своей работе, то такой Совет нам не нужен вовсе.

— Что бы Вы сказали тем, кто скептически относится к идее создания КС и не хочет принимать участия в выборах?

— Многие из этих людей не поддержали выборы в Координационный Совет из банальной трусости. Например, Рыжков и Касьянов отказались от участия в выборах, прекрасно понимая, что будут подвергнуты жёсткой критике на дебатах и получат относительно малое число голосов, а, возможно, и вовсе не будут избраны. Принятое по их инициативе заявление партии РПР-Парнас о неодобрении выборов фактически призывало отказаться от конкуренции внутри оппозиции. Это заявление вызвало разногласия даже внутри партии, ведь многие её представители, включая Бориса Немцова и Илью Яшина, избираются в Совет.

Другие группы, такие, как «Демократический Выбор», не поддержали выборы просто потому, что не являются настоящей оппозицией и не готовы участвовать в проектах, которые представляют для Кремля реальную опасность. А выборы в Координационный Совет опасность для власти представляет не меньшую, чем стотысячные протестные акции. Эти выборы отвечают на вопрос, который задавал ранее в этом году Владимир Путин: кто представляет протестное движение, с кем можно вести диалог? Владимир Владимирович, вот список из 45 человек. Но от непростых разговоров наш президент предпочитает уклоняться.

Тех, кто сомневается в дееспособности нового органа, разуверить может лишь его работа. А тех, кто относится к нему враждебно, предстоит систематически разочаровывать. Если я и мои коллеги по Партии 5 декабря будем избраны в КС, будем стремиться к тому, чтобы  никто не остался равнодушным к его деятельности.

Это окончательная редакция текста интервью, которое было выложено на Kasparov.ru 16 октября. По не зависящим от редакции сайта причинам была опубликована более ранняя редакция, где остался ряд неточностей. Приношу извинения читателям.