Сагра и национализм

Вы часто слышите о том, чтобы народ, который не завоёван, не порабощён, не ущемлён в правах и притом находится в большинстве в своей стране, обвинял в своих бедах другие проживающие на той же земле этнические группы?

В мировой практике обычно бывает наоборот. Меньшинство притесняется большинством — за исключением, опять же, случаев войн, колониальных захватов и работорговли.

Но это так, общие слова. Конкретная ситуация. Сагра под Екатеринбургом. Согласно отзывам, 60 кавказцев приехали на 15 машинах в Сагру и расстреляли всю деревню из всевозможного оружия. В деревне серьёзно пострадавших и жертв не было, а один из нападавших был убит четырьмя пулями. Позорная полиция смеет возбудить по факту убийства уголовное дело даже раньше, чем против нападавших. Собственно, факт бандитского нападения не оспаривается. Но соотношение воюющих стороно странное.

Екатеринбург вооружается травматическим оружием. По два раза на неделе очередные сообщения о драках и убийствах на национальной почве. При этом подавляющее большинство голосов в интернете безапелляционно встаёт на сторону «русских», а каждое дело становится поводом для внимания СМИ и правоохранительных органов не из-за самого факта преступления, а из-за личностей погибших или же преступников.

Полиции и следствию, ясно дело, никто не доверяет, и на то есть причины. Однако ж довольно странно доверяться только патриотичным блоггерам и Ройзману, который при сообщениях о наркотиках сразу принимается за мочение наркоторговцев, мнимых или настоящих. Поскольку доверие к блогам куда выше, чем к сообщениям полиции или Следственного Комитета, люди верят исключительно в одну сторону событий — а приятной вкусовой добавкой служит национализм.

Вот, например, свидетельство другой стороны у [info]ilya-81. Навёл [info]noliquid. Довольно сомнительное, но стоит ознакомления.

Травматичское оружие, которое сейчас скупают в Екатеринбурге и окрестностях, не на полках будет лежать. И люди от него пострадают самой разной национальности — но если преступником будет русский, то ничего, всё ОК. Или молодец, или оклеветали, или просто помолчим. Нельзя бороться с этнической преступностью, существование которой никто не оспаривает, и не бороться с преступностью как таковой.