Про Бычкова и Латынину

Напишу ещё раз на эту тему, потому что прочитанные/услышанные за последние дни мнения только убедили меня в моей правоте насчёт «Города без наркотиков». И в том, что я высказался слишком мягко.

Юридическая сторона дела. Если внимать сторонникам Егора Бычкова, то надо вводить в законодательство следующие термины:
— признание недееспособным, принудительное лечение по заявлению близких родственников без решения суда;
— негосударственное учреждение, уполномоченное удерживать лиц против их воли;
— освобождение от наказания за добрые намерения.

Единственным способом смягчить наказание Бычкову является грамотная судебная защита. Если внимать глубоким познаниям Ройзмана и Ко в области юриспруденции, ясно, что адвокаты Бычкова их то ли вообще не консультировали, то ли сами ничерта не умеют. В последнем случае примерно ясно, для чего Бычкову нужна массовая общественная поддержка. За Бычкова созывают митинги (шедевр: Люди были самые разные. Ни одного пьяного. — 3 тыс. человек и ни одного пьяного! в жизни так не бывает, только когда соберутся Бычкова защищать), на Бычкова собирают деньги, Бычкову пишут письма, за Бычкова совершают молебны по всей Руси великой, и если он отсидит, то будет не просто жертвой кровавого режима, а ещё великомучеником. Я не имею ничего против акций протеста и свободного изъявления мнений. Не имею ничего против Бычкова лично. Но не надо ж поддаваться истерии всякий раз, когда вас просят.

Больше всех удивила, конечно, Юлия Латынина, я таких фейлов от неё не слышал ещё ни разу. Рассказывать без смеха про 50% излечившихся от наркомании просто невозможно. Они там расстреляли половину, что ли?! Латынина, что печально, мнения своего никогда не меняет и будет держаться за свои 50%, покуда про эту историю не забудут. А с новыми общественными инициативами (3 митинга за 2 дня неделю назад — ничего так) «Города…» её забудут ещё нескоро.

Только что состоялся ещё один довольно неприятный эфир «Особого Мнения», где Латынина в очередной раз занялась восхвалением Бычкова, «Города без наркотиков», а также долбёжкой правозащитников. В поддержку своего мнения она ссылается на то, что на сайте Эха 90% голосуют в поддержку Бычкова. И большая часть общества вообще за него. Но главное подтверждение невиновности Бычкова — то, что за него якобы высказываются только правозащитники. Интересно, а много ли людей вообще осведомлены о деятельности правозащитников? Даже на относительно свободном «Эхе» про них почти не вспоминают. Они просто никому не интересны. Больше всех про них рассказывает именно Латынина — в негативном ключе.

В этой связи у меня вопрос к Латыниной, который она, естественно, никогда не прочтёт: а кому ещё заниматься защитой прав заключённых и претерпевающих иные лишения, кроме как людям, для которых сочувствие (даже если оно не слишком обоснованно) является нормой отношения к другим? Хотя хорошо, что хотя бы Латынина хоть в какой-то степень освещает правозащитную деятельность в популярных передачах. Возможно, некоторым из её слушателей в какой-то момент станет интересно, кого именно она так рьяно ругает через две недели на третью. И тогда они попробуют узнать о правозащитной деятельности чуть больше.

Латынина только что (с примечанием о том, что она не может размышлять о медицинской стороне проблемы) высказалась в том духе, что наркомания болезнью не является, ибо она приносит людям кайф и жалость окружающих; что физической ломки не существует, поскольку её никто никогда не видел ни на улице, ни в тюрьмах (да серьёзно?) и что её изобрели наркоманы, чтобы выпрашивать деньги на дозу; что хлеб и чеснок — вообще говоря, очень неплохой способ слезть с наркоты. Врачи-наркологи же — просто любители зарабатывать деньги на родителях наркоманов. В этой связи второй вопрос Латыниной. Если наркомания — не болезнь, а ломки нет, то какая разница, чем наркоманов кормить, чем приковывать к койкам и вообще куда сажать?

Напоследок — к светлой стороне. Наверняка некоторым методы воды и хлеба с чесноком всё же помогли. У меня есть сомнения в наличии лучших вариантов, чем бычковский Центр реабилитации, в Нижнем Тагиле и других городах российской глубинки. И цены смешные. Но это не говорит ни о чудесной эффективности Центра, ни о том, что наркоманов надо вязать и тащить туда за шкирку. А о том, что государству пора уже плотнее заняться проблемой, и если Центры не нравятся, построить собственные, работающие в рамках закона. И где будет хоть и небольшой, но реальный процент тех, кто к наркотикам не возвращается.

То, что признают все, включая прокурора Свердловской области и не самого приятного лица по имени [info]neurolog, на чей пост я в прошлый раз ссылался: реабилитационные центры «Города…» куда лучше справляются с задачей посадки барыг, чем лечения. Потому что каждый пришедший обязан сдавать поставщиков, а поставщиков далее сдают кому надо. И множество торговцев (ну, допустим, не высшего ранга, но выше и милиция редко достаёт) благодаря ройзмановскому Фонду заслуженно сели. Что можно только приветствовать. Но, простите, причём тут лечение наркомании посредством приковывания к кроватям?

В то, что срок дали потому, что наркомафия проплатила нижнетагильской прокуратуре, я не верю. Наркомафия, может, хотела бы весь Фонд уничтожить, но от того, посадят сейчас Бычкова или нет, ей ни жарко, ни холодно. Единственное — 3,5 года строгого — наказание для молодого человека, который вроде как не завзятый уголовник и не совершал злонамеренного насилия, слишком тяжкое. Такого наказания он вряд ли заслужил. Но мнения «Города без наркотиков» всё равно вызывают большие сомнения.