Начало-2

Знаете, чем меня не радует доктор Хаус? Отсутствием элемента риска в сериале. Смотреть интереснее на тех, кто принимает решения и несёт обусловленные риски. Ко врачам это тоже относится, вы скажете. Но риск другого рода. Риск профессиональный, моральный. Но не риск собственной жизнью. Жизнью рискуют пациенты — а пациенты всецело отданы в руки врачей. Хаус (не персонаж, сериал) содержит массу интересного, но не больше любой хорошей мыльной оперы: семья-любовь-работа. Драматизма не хватает. Опять скажете, что драмы там достаточно, но что эти драмы? Они что-то определяют, кроме душевного состояния нескольких людей, бегающих по больничным коридорам с картонными картинками за окнами?

X-Files, к примеру: герои постоянно проявляют незаурядную храбрость. Малдер, а за ним и Скалли, лезут в переделки, где заведомо легче погибнуть, нежели выжить. Каждую неделю. И за спиной нет ни звездолёта, ни Федерации систем, ни командования Звёздных Врат. Нет бластеров, телепортов, Силы и экзоскелета. Есть ФБР, но они где-то далеко. В пекло лезут два человека в обычной одежде с обычными пистолетиками, а противостоит им такая чертовщина, что никаким спецназовцам не снилась. Пусть у них неограниченный запас жизней (читай, чудесных спасений). Но про жизни знают только сценаристы.

То же в большинстве космических сериалов — в силу места действия. То же в других, которые интересно смотреть и которые смотришь не ради забавы, а потому, что интересно, чем дело кончится.

Стрельба в Inception. Сделано грамотно.

Причём тут «Начало»? Мне представляется, что здесь всего один персонаж, совершивший поступок если не храбрый, то беспримерно достойный. Это Сайто.

Команда воров, у которых всё путём и с работой, и с деньгами. Один хочет вернуться к детям и готов на всё ради этого. Добрый папа, который отдаёт этой банде на растерзание свою студентку, а студентка не беспокоится, услышав про незаконность всего действа (вы бы как отнеслись, если б предложение работы сопровождалось комментарием о том, что она вообще-то противозаконна?). Жена главного героя пострадала от старческого слабоумия. Добровольно согласившись вырасти и состариться во сне. Фишер — сопливый сынок жестокого папы, которого нормальный папа и близко бы не подпустил к своей компании.

Сайто поначалу — обычный маньяк с идеей-фикс и интеллигентным спокойствием голодного удава. Но всё меняется, когда он застревает в лимбе. Надо провести там время. Выжить в течение половины жизни и не сойти, как одна тамошняя героиня, с ума. А сойти с ума куда проще: он ведь совсем один. Ни опоры, ни поддержки. Никакой жизни рядом. Одни никчёмные проекции.

И он помнит. Чувствует себя обязанным. Ждёт до последнего. Собственно, и полувековое ожидание посвящено тому, чтобы сдержать слово. Зачем ещё жить? Этот момент за разнообразными сюжетами «Начала» теряется, но, мне кажется, переоценить его трудно. Сайто с достоинством пережил невероятное испытание. Броситься в пекло — такое мы видим часто. А много лет проявлять терпение — куда сложнее.

Марион Котийяр и взгляд жестокой убийцы.

Теперь о фабуле. По-моему, глупость редкая. Надо избавиться от компании-конкурента. В глобальном масштабе. Что даёт раздел компании? Уход от антимонопольного законодательства — раз. Более гибкую структуру — два. Больше риска — три, но не будем забывать о первых двух пунктах. Почему бы её и правда не разделить? Из корпорации получается конгломерат. Акционеры рады, клиенты довольны.

Что даёт сознание того, что отец хотел разделить компанию сам? Ничего. Завещания-то реально не существует. То есть никакой юридической силы вымышленное сном решение папы не имеет.

Идём дальше. Отец разочарован сыном. Сын должен начать заново, с нуля. Снова — что даёт раздел? У сына будет имущество не 50 млрд. баксов, а всего 10 млрд? Или даже 5? или 1? Велика самостоятельность. Даже если не брать во внимание личные финансы (которые вряд ли вообще будут разделены), то пятая или десятая часть гигантской компании — сама по себе гигант. Для пресловутой самостоятельности разница несущественна.

Сын, выходит, должен просто валить из семейного бизнеса. Компанию возглавит кто-то другой — целиком ли, по частям, не важно. Скорее целиком, потому что воли одного лица вряд ли будет достаточно, чтобы убедить акционеров (опять же, если раздел на самом деле не во благо — что делает операцию бессмысленной).

Возможно, я не принимаю в расчёт какие-то детали. Но в целом мотивации героев кажутся мне слабым местом «Начала». Мотивации не бывают слишком сложными. Это неправдоподобно. И в развёртку мотивации — внедрения — по множеству сложных направлений верится с трудом.

И всё же: первая часть фильма, где-то до того момента, как появляется поезд на дороге, просто офигенно хороша (сцены под дождём, кстати, единственные, где трясучка камеры раздражает — дождевой мир разглядеть почти невозможно). Спецэффекты про французские овощи-булочки дорогого стоят. И действие, если не анализировать подробности, динамичное, без единого натянутого эпизода, которыми вторая половина фильма изобилует. Да и вторая далеко не плоха: не будь завышенных ожиданий, её бы хватило на два боевика средней руки. Эпизод со спецназовцами в трубе, кстати, выглядел во второй раз вполне хорошо. Возможно, в русский версии немного рассинхронизирован звуковой эффект. Не знаком с технологией, не знаю, возможно ли такое. Но если возможно — это печально.

Отличный фильм, который стоит просмотра, может, даже пары просмотров. Но Top-3 в IMDB и культового статуса он никак не заслуживает. Есть множество более достойных конкурентов. Невесело, если в рейтинги такого рода смогут влезать — за счёт массовости обновлённой интернет-аудитории — новые фильмы, не прошедшие проверку временем.