Сицилия, 16 мая: Школа злословия

Кактус? Это обычная опунция, раньше не видел и не узнал. Когда её привезли сюда, неясно, но она повсюду, кое-где её растят на плантациях для сбора плодов. На старых экземплярах большие, листообразные сегменты внизу срастаются в деревенистые стволы с чем-то вроде коры, как у настоящих деревьев. На свежих сегментах растут новые сегменты или цветут цветочки, где-то уже появляются плоды.

Гид, кто назвала мне кактус: я уже немного надоел ей редкими лишними вопросами, но не я беспокою её сейчас. Туристы дерутся за места спереди автобуса. Это серьёзно: сцепилось несколько семейных пар, и конфликт начинается с самого утра, начинается, видимо, ещё до посадки. Ругань — штука довольно неприятная, но некоторые от неё получают удовольствие куда большее, чем от красивых видов серых с оранжеватым оттенком гор за окнами автобуса и прочей чепухи, которую нам показывает Сицилия. Мы все приехали за позитивными эмоциями, и каждый получает их по-своему.

Сосновая ветка рядом с храмом в Седжесте. Фотографии получились так себе, и такие вот макросъёмки - увы, почти что лучшее, чем я располагаю.

Вдобавок начинаются неурядицы с экскурсиями. Мы едем в Седжесту, где находятся развалины дорического храма: прямоугльник колонн, вокруг которых (и внутри) вообще ничего нет. Некоторые туристы издеваются над дорогостоящими и бессмысленными развалинами. Брожу по округе: здесь есть ящерицы, которые очень быстры и осторожны, есть серый заяц. На вторую половину дня запланирована экскурсия на гору, где расположен городок Erici. Дорога на Эриче перекрыта из-за горно-серпантинных гонок (а в Монако тем временем готовятся к Гран-При Формулы-1, кусок которого я увижу в кофейне в Палермо). Мы едем в город в надежде на то, что работает фуникулёр до горы. Фуникулёр не работает, водитель ювелирно разворачивает автобус, мы едем из города. Почему не работает? То ли ветер, то ли просто воскресенье.

(Я уже в Москве, немного украсил прошедшие записи. На всякий случай напомню, что я принципиально не упоминаю ничьих имён, кроме имён нескольких иностранных граждан, и не называю компаний и учреждений, причастных к туру. Блоги порой читаются самыми неожиданными людьми.)

Мы едем в солеварни. Там мельницы. Одна сохранилась чуть лучше, рядом — сарайчик с рекламными материалами World Wide Fund. Впечатление полной бессмыслицы, хотя тина и общее состояние гниения внушают уважение. В сарайчике находится некий сотрудник WWF, смысл существования которого остался неясен. Возможно, там что-то продавалось. Место находится в середине ничего на перекрёстке дорог, в окружении солевых полей (т.е. местные жители туда точно не зайдут). На что тратит деньги WWF? Возвращаюсь: гид в слезах, вокруг вьются люди, кто-то пытается успокоить (позже в автобусе народ хвалится: «мы ей дали покурить, хотя она бросила; коньяка принесли»).

Что случилось? Перед тем, как объяснить, придётся охарактеризовать нашу группу. Большинство — женщины от 40 до 70 (как и в гостинице), есть и исключения. У нас есть ряд колоритных персонажей. К примеру, беззубый дед. Решительная петербуржская дама и её знакомый питерский мужик, который едет по её рекомендации и смеётся над развалинами. Не менее решительная бабушка и внучек — парень лет восемнадцати в новокупленной белой сетчатой шляпке, которого я про себя кличу «мистер шляпа». Пары спереди автобуса (я прихожу последним или почти последним и сижу сзади), которые устраивают ругань из-за мест. Есть видные мужчины разных возрастов, которые с умным видом сопровождают своих аляповатых жён, чокаются бокалами с красным вином и ведут умные разговоры: «у них, на Сицилии, всё спокойно», — далее следует иллюстрирующий жест, который может иллюстрировать всё, что угодно, — «люди уважают себя, никто никуда не спешит». Есть «пьяная женщина» (её так все называют, хотя она давно уже трезвая), которая потеряла чемодан — а другая закинула его к себе в номер, а потом гиду влетело от сотрудников отеля (почему? да просто так — она должна была заботиться про нас, позвонить и спросить, всё ли хорошо). И многие другие, всего 35 человек.

Утро. После завтрака иду в автобус, который уже заполнен почти что целиком. В автобусе — старенькой «Сетре» с неработающими телевизорами (на переднем висит прейскурат — вода с газом, без, пиво), неработающими спинками некоторых кресел и некоторыми неработающими регуляторами воздуха от кондиционера — висит воздух ненависти. Кто-то опять вспоминает пьяную женщину, «которая сегодня нормально ходит». В автобусе оказывается двое лишних, и никто не понимает, кто это. Кто-то показывает — «вот те две девочки» (лет по 50 или 60 девочкам), а может, и не они. Сзади их нет, люди впереди заняты разборками о том, кому где сидеть. Гид просит признания, говорит, что может взять с собой (бесплатно!), в автобусе «есть места» (ага, кое-где есть). Так и не разобрались.

А вот и храм в Седжесте на фоне репейничка.

После Седжесты конфликт разрастается: туристы ведь заново занимают места в автобусе. Дальше становится только хуже. Ведущий в Эриче фуникулёр закрыт («почему бы не позвонить и не узнать?»), автобус разворачивается, гид, похоже, выслушивает какие-то хорошие слова и без того горячих впереди сидящих, динамик молчит, задняя часть автобуса ничего не понимает, но вперёд никто идти не решается, дабы не попасть под раздачу. Шёпотом передаются новости из переда автобуса: едем туда-то. Микрофон заговорил. Мы едем в солеварни, потом в Палермо, но не будет Катакомб Капуцинов. Воскресенье.

Как же так? в программе написано, что катакомбы должны быть. Кое-кто жить без них не может, и в солеварнях начинаются разборки. Гид сидит на бордюре узенькой дороги около автобуса, одна из женщин склоняется и приобнимает её — утешает, утешает и водитель — Паоло (тот же, что был у нас в Неаполе? похоже на то). Гид не хочет больше быть нашим гидом. Это странно, инциденты выеденного яйца не стоят. Что хуже, гид она скучный, допускает, как все гиды, фактические ошибки, но они заметнее, потому что даётся меньше информации.

Катакомбы организовать всё же получилось. «Я долго договаривалась, и…» — аплодисменты, но их вряд ли будет достаточно. Мы направляемся в Палермо — добротную, но неяркую копию (в моих глазах) Неаполя, копию даже по географическому расположению. Это — «неизвестный Палермо», якобы редкие экскурсии. Когда вам предлагают тур с редкими экскурсиями — это не наш, но есть такая «Незвестная (всем, кроме тысяч заказавших этот тур) Сицилия» — отнеситесь скептически: места будут скучные, и почти всегда вы будете чётко знать, почему же именно эта (вставьте название страны) осталась неизвестной для толп рациональных туристов. У нас было полдня таких: катакомбы (неописуемая, хотя милая мертвечина) проходятся за 10 минут. Помимо нас, там было немало итальянцев — а были ли они вообще закрыты? «Морской сад» с мангрообразными финиками проходится за 5 — и он закрыт, так что обходится ровно за столько же — далее гора.

Гора рядом, как в Неаполе, только ближе (даже скорее внутри) и не вулкан. Там находится церковь св. Розалии. Паоло демонстрирует чудеса вождения по серпантинам в стиле Везувия: и мы на месте, но церковь тоже обходится за две минуты. Больше тут делать нечего. Чем более (мне) нечего делать, тем дольше остановки и тем дальше разбредаются туристы. Я ищу магнитики, нахожу что-то, что нравится — но магнита сзади нет, китайцы плохо постарались. Усталая юная продавщица предлагает замену — отказываюсь. Она швыряет замену в развал магнитиков, следом летит и тот, что я нашёл, и мне очень хочется что-нибудь купить у ней, чтобы не расстраивалась. Покупать нечего, иду вбок, на уходящие вверх, поросшие соснами белые камни, где местные устраивали пикники (нет у сицилийцев пиитета к своей природе) и валяются осколки от бутылок. Виден подёрнутый дымкой край города далеко внизу.

Мы спускаемся, гид выходит на первом же перекрёстке, Паоло один везёт нас домой. Назавтра должно быть повторение попытки пробраться в Эриче, а также «основная» палермитанская экскурсия.