Сицилия, 14-15 мая: Прибытие

Мизансцена. Молодой человек с книжкой в мягком переплёте, которая важна для защиты от злоумышленников. Ищу место для чтения. Гостиница большая, дешёвая, многокорпусная, из тех, что называют village: на карте указана тропинка, ведущая по границе территории, ближе к морю. Sentiera Natura, природная тропа. То ли пьяная, то ли сильно усталая (но не будем тешить иллюзиями) российская туристка ищет завтрак в половине шестого вечера, а я нахожу Sentiera Natura. Это доска рядом с низкой оградой, грубо собранной из сучьев. Прохода нет. Пролезаю: местный репейник — в плане ботаники знания на нуле, и это постыдно — колет сквозь одежду, дальше идёт что-то похожее на тропу, но путь к клочку земли между моим корпусом и обрывом, ведущим к морю, перегорожен зелёной сеткой. Надо лезть ещё куда-то, книжка в руке мешает. В моём номере открыты жалюзи на двери, которые то ли я поломал, то ли и так механизм не работал. Дальше.

FIAT в Чефалу: женщина-водитель, выходя, была (приятно) удивлена нашим вниманием к этой замечательной машине.

Это Сицилия, недалеко от Палермо. Ночью был дождь и буря после месяца беспрерывной жары. Море волнуется, волны велики и с многометровыми брызгами разбиваются о скалы под нами. Иду дальше, где-то наверху (берег всё же) гостиничные аниматоры учат латиноамериканским танцам, внизу находится загадочный объект с карты комплекса — Амфитеатр. Заброшенное, ненужное место. Дальше дорога в сторону моря, спускаюсь, слышу возбуждённый стон дикой женщины и оглядываюсь. Это чайка. Потом куплю аппетитную футболку с Фрейдом.

Снова наверх, мимо танцев, в административный корпус. Магазин с подозрительно дешёвыми тёмными очками. После сильного ветра и подъёма очень жарко, выхожу и нахожу настоящую дорогу вниз, к морю: это здесь всё быстро, на самом деле долго, жару сменяет холод. Спускаюсь. Даже сейчас все площадки с лежаками заняты, хотя здесь-то как раз можно читать. Внизу «главная» приморская площадка, кафе, теперь там всё в морской воде — люди сбежали, кафе открыто, вещи убрать не успели. Иду вбок — зачем? — по дощатой тропе над обрывом мимо какой-то калитки, калитка открыта, никого нет — открыта призывно, прохожу и цепляюсь локтём за острый провод. Куртка куплена всего несколько часов назад, но судьба щадит только ненужную одежду. Дальше ничего хорошего нет. Место обозначено на карте местности номером 27, но легенда кончается номером 25. Поднимаюсь наверх по немного другой дороге, там поляна, маленький грот, пара скамей со столом, у которого не хватает половины досок. Рядом упало дерево — возможно, ночью — на кактусы, которые здесь везде, у которых тонкие пластины размером с большую ладонь. На упавшем дереве — зелёная ящерица, видит лишнюю тень и уходит.

Здесь можно читать, но недолго: холодно, продувает, да и куртка с нецелым локтём как будто уже не так спасает. Искать новую? Цены кажутся такими низкими, пока не посчитаешь, сколько будет в рублях. Но я плохо считаю. Обхожу остаток территории, плетусь в номер. Танцы заканчиваются.

Я пишу всё это по ходу дела, отправляю уже из Сиракуз, где есть Wi-Fi. Не принимайте всё на веру. Картинки будут позже.

Нет ни малейшего желания заниматься в эту новую поездку описанием экскурсий. Турагенты справятся. Возможно, вы читали прошлые записи. Тогда вы знаете, что я больной, нервный, несчастный ребёнок, жаждущий мести за все свои злоключения. Я обезумел примерно из-за того, из-за чего безумными становится большинство здоровых людей. И кто тут говорит о здоровых людях? Боялся, что вообще не смогу сюда поехать. Я настолько мало сплю и настолько остро после этого чувствую собственное сердце, что стоило бы отказаться ехать, не будь печальных финансовых последствий. Это — жадность: не получить назад деньги за какой-то экскурсионный тур — вот что смущает меня.

Всё же доволен собой. Я на Сицилии.

Приехали в отель ночью (после полуночи по московскому), был странный холодный ужин. Первые впечатления от гостиницы: Ужасное Место. Три подружки говорят про зажигательную итальянскую музыку, а где-то и правда мероприятие, похожее на дискотеку: несколько человек танцуют на эстраде, рядом небольшая толпа повторяет их движения, а вокруг люди сидят и смотрят, и смотрящих больше. Музыка так себе.

Номер? Рядом живёт беззубый дед, который просит меня разбудить его утром. Я соглашаюсь и не забываю, но дед уже начал доставать и всех ещё достанет. Перед глазами страшная сцена: пристаёт к детям: давайте я приеду? давайте вы ко мне? ну нельзя же так?.. и дети дают деньги, и он объехал пол-Европы (это правда) на эти-самые деньги ненависти, и ненависть переходит в сердца окружающих туристов. В моём сердце отравы и без того предостаточно, и я его недобро игнорирую (остальная часть группы начнёт делать то же чуть позже). В номере страшно неуютно, хотя просторно: двуспальная кровать, ещё одна кровать на одного человека — третий лишний. Я занимаю двуспальную. Я не лишний.

Здания-террасы, вид на море. За дверью просторный балкон. Тут кроется подводный камень: дело в том, что все балконы разделены низенькими рейками, можно свободно переходить с балкона на балкон, двери не запираются и можно приоткрыть рукой жалюзи, открыть дверь, зайти в любой номер, взять всё, что тебе нужно, и уйти к себе — как я сейчас хочу взять воду попить — какой чайник, Чехия отдыхает — здесь нету даже таблички с правилами, ценами и номером телефона Reception.

Душ — это вся ванна: маленький кусочек отгорожен от остальной ванной тряпичной занавесью, в кафельный пол вделана дырка для стока воды. Холодно и хреново. Шланг душа дырявый: огромная дыра сверху, из которой плещет даже сильнее, чем из душа, плещет на всё вокруг, включая собственную голову (которую пока не собирался мыть), плещет на стены, на туалетную бумагу на полке, а на потолок-то как плещет! Вот это странно, когда можешь залить соседей сверху.

Стены нежно-оранжево-розовые, голубые покрывала (не лучшая замена одеялам) — всё это располагает к нежному времяпрепровождению, но вот телевизор, у которого, похоже, выломан кусочек, он не включается; на стенах картинки будто гуашью с самыми мерзкими рыбами, которые только может представить человек; в довершение — грязные пластиковые стулья (как будто принесли накануне с дискотеки). Я лежу и печатаю это, мне страшно на них садиться. Вокруг какая-то тупая пустота, слишком много места.

Ощущение, будто сантехнику, мебель, даже туалетную бумагу сюда специально привезли из России, чтобы дорогие россияне чувствовали себя как дома. Даже картины с рыбами из столовой херсонского ПТУ №7. Если завтра не починят шланг, рыбы начнут пропадать.

Я читаю, пишу кусочек этого текста, засыпаю, закрываю двери — ветер вдруг начал реветь за окном, это буря, следы которой будут видны после рассвета. Я просыпаюсь часов в семь утра и вижу как будто живых рыб в аквариуме на стене — это за ночь расцвела картина. Я пытаюсь снова смотреть на картины критическим взглядом, но не получается. Они мне нравятся, особенно та, которую я живо увидел в момент пробуждения. Далее следует обычная предэкскурсионная спешка, далее следует общение с ресепшном, где я узнаю номера телефонов и сообщаю о душе и телевизоре.

Море в Чефалу

Экскурсия в Чи…чи… чефалу (Cefalu) — городок стандартного мило-прибрежного вида, скучен, свободного времени нет, в рекомендованном ресторане страшно долгое обслуживание. Возвращаемся. Телевизор работает — там просто надо было нажимать на кнопочки внизу. Телеканалы — только итальянские и русские, что намекает. Душ починили, шланг новый прикрутили. В ванной следы грязных ботинок мастера. Но это мелочи. И вообще здесь не так уж плохо. Потрясающий вид на море (в гостиницах, где я бывал до сих пор, — потрясающий вид на внутренний двор). Где бы взять вай-фай? Пойду, наверное, есть, выкину по пути купленные в дьюти-фри дурацкие Maltesers. Если и питаться здесь всякой отравой, то только итальянского происхождения.