XXIV

Сегодня будет пост в популярном жанре "с важным видом туманно-философски расскажу, что случилось что-то важное, но не скажу, что именно". Итак, мне 24, и со времени прошлого поста не только утекло много дней — если пользоваться мерками моего ЖЖ за последние месяца три — но и случилось много разного. Прошлый год не был лёгким и жизнерадостным, зато запомнился яркими событиями. И в этом году, похоже, начинается то же самое. Спокойной жизни пришёл безвременный конец.

После убийства материнской платы мне чуть было не посчастливилось угробить новую видеокарту Radeon 4870, купленную ещё практически по докризисным ценам. Закончилось в итоге всё благополучно, и её удалось сделать намного менее шумной, чем в заводском варианте (затем и пытался перепрошить BIOS, что, как выяснилось, далеко не каждый раз проходит гладко). И, наконец, по поводу традиционных тем…

Changeling ("Подмена") произвёл приятное впечатление, такие фильмы редко в широкий прокат попадают. Повезло в этот раз. Номинаций на Оскара три: лучшая актриса (Джоли), лучшая операторская работа и лучшая работа художника. По мне так шанс есть только у Анджелины: роль не из обыденных, не припомню у неё таких, но получилось замечательно. А в остальных двух номинациях вряд ли удастся превзойти "Бенджамина Баттона".

Фильм медленно раскручивается, но где-то на середине смотреть равнодушно уже никак не получается: сценарий писал Стражинский, человек опытный и умеющий из любой истории сделать Интересную Историю. Скучных моментов, когда надоедает ждать следующей сцены, едва ли пара-тройка наберётся. При этом ничего сверхъестественно яркого на экране не происходит, диалогов достаточно. Даже концовка — вот это редкость — сделана очень хорошо. Прошло много лет, улицы выглядят совсем иначе, даже цветовая гамма фильма меняется в сторону полноцветности вместо выцветшей картинки "под старину". И насчёт операторской работы: компьютеры всё-таки здорово облегчают жизнь, когда надо отрисовать виды американских городов на заднем плане. Понятно, города почти за столетие до неузнаваемости изменились, и то, что они сделали, смотрится как ожившая цветная фотография. Глаз радует.

И слёзы наворачиваются, давно такого не было. Стражинский, говорят, атеист, но религиозные символы почему-то очень любит. И тут даже не только о ценностях речь — практически все, к примеру, священники, которые были в его работах — персонажи положительные, в Вавилоне-5 тоже было так. По нынешним меркам даже странно. Ждёшь, ждёшь подвоха, а в итоге добро торжествует, закон побеждает беззаконие, преступники наказаны, американская система успешно побеждает собственные пороки (куда ж без этого), и остаётся, как ни банально звучит, чувство удовлетворения свершившимся правосудием. В том числе у совсем неамериканского зрителя.